Российский Верховный Суд признал религиозную организацию «Свидетели Иеговы» незаконной, в результате чего 170 тысяч человек становятся узниками совести.


20 апреля Верховный Суд Российской Федерации запретил пацифистскую религиозную организацию «Свидетели Иеговы», признав ее «экстремистской». Более 170 тысяч свидетелей Иеговы в России больше не смогут собираться вместе, не опасаясь тюремного заключения, и все имущество этой религиозной организации будет конфисковано. Россия фактически признала незаконной целую религию. Президент Трамп должен поставить вопрос об этом запрете на обсуждение с Путиным и предпринять в отношении запрета другие дипломатические шаги.


Это событие стало кульминацией за те несколько лет, которые отличались невысоким уровнем репрессий со стороны властей с использованием финансовых проверок, подбрасывания улик, срыва богослужений и уголовного преследования местных организаций. Запрет этой религиозной деноминации по всей стране воскрешает в памяти масштабы преследований по религиозным мотивам в сталинские времена, когда Свидетелей Иеговы и представителей других религиозных организаций массово сажали в вагоны для перевозки скота и высылали в Сибирь.


Данный запрет основан на законе 2002 года, который допускает расширительное толкование и под видом «экстремизма» запрещает то, что в других странах считается классической свободой слова — пропаганду «исключительности, превосходства или неполноценности» граждан по признаку их отношения к религии. В 2015 году Комитет ООН по правам человека подверг критике эту формулировку, назвав ее «расплывчатой и пространной», и отметил, что «данный закон все чаще используется для ограничения свободы самовыражения, включая политическое инакомыслие и свободу вероисповедания».


Закон об экстремизме, разработанный после событий 11 сентября в ответ на нападения верующих на государство с применением насилия, «прошел полный цикл» и изменился диаметрально противоположным образом — теперь он позволяет государству нападать на религиозную группу, не совершающую никаких ненасильственных действий.


Как мы дошли до этого? За годы правления Владимира Путина религиозная дискриминация и преследование усиливаются. Он бесцеремонно использует религию в угоду своей политике национализма еще с 2000 года, когда его правительство приняло политический документ о национальной безопасности, в котором есть глава о «безопасности в сфере духовной жизни». Там есть слова, предупреждающие о том, что представители «иностранных сектантских общин, такие как „Свидетели Иеговы",… используя религиозное прикрытие,… формируют разветвленные управляемые структуры, с помощью которых собирают социально-политическую, экономическую, военную и другую информацию о происходящем в России, ведут идеологическую обработку граждан и разжигают сепаратистские настроения».


Такого рода паранойя и дискриминация по религиозному признаку коснулась (хотя и в меньшей степени) и представителей других религиозных меньшинств, «не являющихся традиционно русскими» — баптистов, лютеран, адвентистов седьмого дня, мормонов и пятидесятников, а также православных «раскольников». Попали в их число и некоторые мусульманские группы, в том числе последователи покойного турецкого исламского богослова Саида Нурси (Said Nursi).


Россия даже затеяла крупный международный скандал с Индией в 2012 году, когда суд выяснял, следует ли запретить книгу «Бхагавад-Гита как она есть» (The Bhagavad-Gita As It Is), священный текст, почитаемый представителями Международной организации «Сознание Кришны», как экстремистскую. Правда, после того, как этот закон стали применять в отношении Библии и цитат из Корана, российские власти незамедлительно приняли поправку, запрещающую признавать экстремистскими священные писания «традиционных» российских религий — православия, ислама, иудаизма и буддизма.


«Свидетели Иеговы» в значительно большей степени, чем любые другие религиозные меньшинства, были под прицелом российских спецслужб даже в советские времена. Во время Второй мировой войны количество Свидетелей Иеговы в Советском Союзе составляло менее двух тысяч, но стремительный рост их числа после войны вызвал в КГБ паранойю — спецслужбу беспокоили влияние и распространение этой организации. В 2000 году вышла книга Кристофера Эндрю (Christopher Andrew) и Василия Митрохина «Щит и меч: Архив Митрохина и тайная история КГБ» (The Sword and the Shield, 2000) — захватывающий рассказ о том, как тайный диссидент, работавший в архиве КГБ, на протяжении 12 лет делал выписки из ценнейших секретных документов и тайно выносил их из здания архива. Авторы книги отмечают, что «одержимость руководства КГБ иеговистами была, пожалуй, самым ярким примером отсутствия у них чувства меры в отношении самых незначительных проявлений инакомыслия».


То же самое происходит и сегодня. Однако Вашингтон бездействует. Прошло уже две недели, но единственной реакцией стала «крайняя обеспокоенность», которую выразил исполняющий обязанности пресс-секретаря госдепартамента в своем электронном письме американскому информационному онлайн-изданию U.S. News & World Report. Сравните это с реакцией независимой Комиссии США по международной свободе вероисповедания, которая резко осудила этот запрет, назвав его «политизированными нападками на религиозную группу», или с реакцией Ангелы Меркель (Angela Merkel), которая прямо сказала об этом Путину. Не желая лично высказываться о самом яростном на постсоветском этапе религиозном преследовании, президент Трамп и вице-президент Пенс дают пищу для подозрений об их связях с Россией и вызывают разочарование у тех, кто ценит свободу религии и слова. Трамп может продемонстрировать, что он ничем не обязан России — для этого надо лишь оказать ради «Свидетелей Иеговы» то же давление, которое он использовал, чтобы добиться освобождения работника гуманитарного фонда Айю Хиджази (Aya Hijazi).


Запрет ставит под угрозу «свободу личности в Российской Федерации в целом», говорится в совместном заявлении специальных докладчиков ООН по вопросам свободы самовыражения, свободы собраний и свободы вероисповедания. То, что Россия «использует законодательство о противодействии экстремизму с тем, чтобы ограничить свободу мнений,… в отношении того, что разрешено государством,… знаменует мрачное будущее для всей религиозной свободы в России». Введя этот запрет, сказал в своем заключительном заявлении адвокат «Свидетелей Иеговы», «страна успешно приобретает 170 тысяч узников совести».