Пекин — В воскресенье, 14 мая, на масштабном международном форуме в Пекине лидеры Китая представили концепцию того, что, как они надеются, станет новым миропорядком.


Форум «Один пояс — один путь» является ответом Китая на Давос или саммит Большой двадцатки. Этот форум посвящен инициативе «Один пояс — один путь», в основу которой лег образ древнего торгового Шелкового пути.


Выступая на церемонии открытия форума лидер Китая Си Цзиньпин (Xi Jinping) подчеркнул, что эта инициатива носит международный характер, опровергнув утверждения критиков о том, что в этом проекте будет доминировать Китай.


«Мы надеемся создать большую семью, члены которой будут гармонично сосуществовать друг с другом», — заявил Си, добавив, что любая страна может принять участие в этом проекте.


Си также объявил о том, что Китай внесет дополнительные 14,5 миллиарда долларов в Фонд Шелкового пути, который оказывает поддержку проектам в рамках этой инициативы, и предоставит 8,7 миллиарда долларов для помощи развивающимся странам.


После Си слово взял президент России Владимир Путин, который, по всей видимости, решил выступить с критикой в адрес США, не принимающих участие в этой инициативе.


«Протекционизм становится нормой», — предупредил Путин, добавив, что «идеи открытости, свободы торговли сегодня все чаще отвергаются, причем часто теми, кто совсем недавно выступал их поборником».

 

В инициативе «Один пояс — один путь», которая развивается уже четыре года, принимают участие 68 стран, и она охватывает 40% глобального ВВП. Китай пытается выдвинуть ее на позиции мирового лидерства, поскольку США при президенте Дональде Трампе склоняются к более протекционистскому подходу, снимая с себя мантию глобализации.


Воскресный форум проводится недалеко от пекинского Олимпийского парка, где проходили Олимпийские игры 2008 года, поскольку в городе сейчас стоит замечательная погода, которую китайские лидеры научились создавать, когда этого требуют политические мероприятия. Дороги вокруг этого места были перекрыты, а спецслужбы приняли все возможные меры для обеспечения безопасности гостей.


Политический нажим


В воскресенье на этом форуме присутствовали лидер Китая Си Цзиньпин, который стал инициатором проекта «Один пояс — один путь», президент России Владимир Путин, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, президент Филиппин Родриго Дутерте, а также лидеры и высокопоставленные чиновники ряда других стран.


К ним присоединилась небольшая делегация из Северной Кореи, несмотря на рост напряженности в отношениях между Пекином и Пхеньяном из-за ядерной программы последнего.


Утром в воскресенье, 14 мая, Северная Корея провела испытания баллистической ракеты, продемонстрировав то, насколько высокой является напряженность в этом регионе в настоящий момент, и попытавшись отвлечь внимание от форума «Один пояс — один путь», что можно рассматривать как сознательное оскорбление в адрес Си.


Лидеры США и европейских стран не приехали на форум. Хотя Вашингтон отправил на форум в Пекине специального помощника президента США Мэтта Поттингера (Matt Pottinger), избранные чиновники и правительственные министры в Пекин не приехали.


В своем коммюнике, в котором сообщается о новой торговой сделке с Китаем и которое было опубликовано в четверг, 11 мая, США подчеркнули, что они «признают значимость китайской инициативы "Один пояс — один путь", но Вашингтон не принимает активного участия в этой инициативе и связанных с ней проектах, таких как Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, возглавляемый Китаем.


В своем интервью CNN в субботу, 13 мая, президент этого банка Цзинь Лицюнь (Jin Liqun) заявил, что США все еще могут принять участие в проектах Китая, отметив, что «независимо от членства США… мы можем сотрудничать».


«Дверь открыта, мы будем рады любому члену», — добавил он.


Хотя внутри Китая инициатива «Один пояс — один путь» позиционируется как проект, способный принести пользу всему миру и помочь миллионам людей выбраться из бедности, в других странах восприятие этого проекта можно назвать смешанным.


На прошлой неделе Йорг Вуттке (Jörg Wuttke), уходящий в отставку председатель Торговой палаты Евросоюза по Китаю, предупредил о том, что эта инициатива все чаще используется китайскими компаниями, которые пытаются с ее помощью избежать контроля над движением капитала, уводя деньги за пределы страны под предлогом международных инвестиций и партнерств».


Вместе с другими критиками он указал на ограничения и препятствия, с которыми сталкиваются иностранные компании, работающие в Китае, называя их доказательствами лицемерия Пекина, скрывающегося за его инициативой «Один пояс — один путь».


Даже Индия скептически относится к этой инициативе. В мае министр финансов и обороны Индии Арун Джаитли (Arun Jaitley) сообщил репортерам, что Нью-Дели испытывает «серьезные сомнения» касательно этого проекта, особенно касательно финансируемого Китаем строительства в пакистанском Кашмире.


США отступают


Хотя многие страны, возможно, согласились принять участие в инициативе «Один пояс — один путь», руководствуясь «более оптимистичным взглядом на намерения Китая», постепенно их иллюзии рассеиваются, как сказал Кристофер Болдинг (Christopher Balding), профессор экономики Пекинского университета.


Особенно всех интересует вопрос о том, что случится, если финансируемые Китаем проекты провалятся. По словам Болдинга, в прошлом это означало, что китайские фирмы и банки «в сущности принимали руководство на себя», что давало им возможность контролировать чрезвычайно важные стратегические проекты в иностранных государствах». Некоторые эксперты также предупреждали, что некоторые проекты могут оказаться чрезмерно дорогостоящими и при этом не принести почти никакой выгоды их сторонникам и местным жителям.


Цзинь отметил, что подобные предупреждения «необходимы», добавив, что в прошлом действительно «были чрезмерно дорогостоящие и ненужные проекты, были ошибки».


«Крайне важно, чтобы ресурсы, вкладываемые в проекты [в рамках инициативы «Один пояс — один путь»], приносили людям ощутимые результаты» в тех странах, где они реализуются, как сказал Цзинь в своем интервью CNN.


Макс Бокас (Max Baucus,), бывший посол США в Китае, отметил, что эта инициатива «если и не напугала, то как минимум встревожила множество стран».


До избрания Дональда Трампа президентом США можно было ожидать, что Транстихоокеанское партнерство Вашингтона — торговый альянс 12 стран азиатских и тихоокеанских стран — мог стать своего рода противовесом растущей мощи Китая.


Однако Трамп вывел США из этого альянса на следующий же день после вступления в должность президента. Хотя в этот альянс до сих пор входят Австралия и Япония, без поддержки Вашингтона это партнерство будет играть гораздо менее значимую роль, даже если оно продолжит свое существование.


США также уменьшили степень своей активности в спорных водах Южно-Китайского моря в рамках того, что многие считают еще одной уступкой Пекину со стороны нового президента США, который надеется найти решение ситуации с Северной Кореей.


По словам Бокаса, уход США из этого региона спровоцирует образование вакуума.


«[Транстихоокеанское партнерство] было экономическим дополнением к военным планам в Южно-Китайском море», — отметил он, добавив, что инициатива «Один пояс — один путь» делает Китай лидером.