В мае 2016 года российский военный разведчик слишком разговорился. Хвастаясь коллеге, он сказал, что его организация, известная как ГРУ, ведет подготовку к тому, чтобы вызвать хаос во время предстоящих президентских выборов в США. Офицер «хвастался систематическими попытками… вызвать хаос в нашем избирательном цикле», — сказал высокопоставленный сотрудник разведки США в интервью изданию TIME при подготовке материала к главной статье о российской операции.


Правда, офицер не знал, что разговор слушали американские шпионы. Оглядываясь назад в попытке раскрыть детали операции, предпринятой Россией в 2016 году, американские следователи теперь понимают, что означали хвастливые речи офицера ГРУ. Как рассказали изданию несколько высокопоставленных представителей разведслужб, это было первым из полученных ими из своих источников свидетельством того, что Россия не только взламывала электронную почту американцев для сбора разведданных, но фактически готовилась вмешаться в процесс выборов.


Год спустя эта единственная «крупица» оперативной информации превратилась в комплексное расследование, проводимое с тем, чтобы раскрыть весь масштаб вмешательства России в выборы, посягательства на основное проявление демократии в Америке. По словам уволенного директора ФБР Джеймса Коми (James Comey) и других высокопоставленных чиновников из Министерства юстиции и спецслужб, в ходе расследований выяснилось, что члены избирательного штаба Трампа, возможно, взаимодействовали с агентами Москвы.


Как заявил бывший глава ЦРУ Джон Бреннан (John Brennan), выступая 23 мая с показаниями в Конгрессе, оперативная информация, собранная в прошлом году, «вновь заставила меня мысленно задать себе вопрос о том, действительно ли русские смогли добиться сотрудничества со стороны этих людей». Исполняющий обязанности директора ФБР Эндрю Маккейб (Andrew McCabe), выступая с показаниями ранее в этом месяце, подтвердил, что бюро проводит «весьма значительное» расследование возможного сговора.


Следователи ФБР не знают (или не сказали), оказывали ли члены избирательного штаба Трампа помощь россиянам. Определять, были ли члены избирательного штаба Трампа в сговоре (с русскими), должны независимые, профессиональные следователи под контролем прокуроров и судей, которые для выяснения истины руководствуются фактами.


Поэтому и столь примечательны неоднократные попытки Трампа «притормозить» работу следователей и создать им трудности.


На встрече в Белом доме 14 февраля, пишет The New York Times, Трамп попросил Коми частично снизить темпы расследования вмешательства России. Коми отказался. По сообщению The Washington Post, когда Коми 20 марта выступал с показаниями в Конгрессе, он рассказал, что ФБР расследует возможное сотрудничество между членами избирательного штаба Трампа и Россией. Тогда президент и помощники из Белого дома обратились к главам АНБ и Национальной разведки с просьбой оказать на Коми давление, чтобы тот «поумерил свой пыл». Когда сделать это не удалось, Трамп девятого мая уволил Коми.


18 мая Трамп заявил, что «все» расследование, проводимое ФБР, является «охотой на ведьм». По поступившим сообщениям, он рассказал российскому министру иностранных дел и другим участникам встречи в Белом доме 10 мая, что Коми, который на протяжении более 30 лет занимал многие высокие посты в Министерстве юстиции, «сумасшедший, и просто чокнутый». Однако мнение Трампа, считающего, что расследование ведется ненадлежащим образом, разделяет все меньше людей. «Эти исследования проводятся с тем, чтобы подвести нас к правильному выводу, — заявил директор Национальной разведки Дэн Коутс (Dan Coats), выступая с показаниями 23 мая.


И они добиваются успехов. Сначала, в мае 2016 года, доклад об офицере ГРУ не привлек к себе внимания. «Мы не могли оценить его, — говорит высокопоставленный чиновник американских спецслужб, — поскольку мы поняли контекст гораздо позже». Но на протяжении следующих двух месяцев поступали новые сообщения из других каналов, согласно которым не только ГРУ, но и другие структуры российского правительства тоже были намерены вмешиваться в ход выборов. К концу июля было получено достаточно доказательств того, что Россия проводит серьезную операцию.


Именно в этот момент ФБР, которое занимается расследованиями преступлений или иностранного шпионажа в Соединенных Штатах, начало расследование операции, проводимой Россией. Для проведения подобных расследований ФБР использует широкие полномочия. Бюро может затребовать документы, требовать показаний от подозреваемых или свидетелей под присягой и подслушивать разговоры подозреваемых для сбора доказательств. Вся эта деятельность должна соответствовать строгим правилам Руководства по проведению внутренних расследований и операций (DIOG).


По имеющимся данным, ФБР изучает деятельность нескольких лиц, связанных с избирательным штабом Трампа, в том числе бывшего председателя штаба Пола Манафорта (Paul Manafort) и двух советников — Роджера Стоуна (Roger Stone) и Картера Пейджа (Carter Page). Все они отрицают, что совершали предосудительные действия. Следователи также изучают контакты между россиянами и отправленным в отставку советником Трампа по национальной безопасности Майклом Флинном (Michael Flynn). Как пишет The Washington Post, ФБР сейчас считает одного нынешнего высокопоставленного чиновника Белого дома источником важной информации в этом деле.


Руководство DIOG накладывает на агентов бюро строгие ограничения в плане надзора, особенно при расследовании политически деликатных вопросов. Для выдачи повесток или требований предоставить документы им нужно получить разрешение прокурора или суда присяжных. Для расследования дел по особо важным вопросам или в отношении особо важных лиц, например, политических деятелей, они должны получить разрешение от высших должностных лиц Министерства юстиции. Если им необходимо подслушать подозреваемого, они, как правило, должны убедить судью в том, что у них есть все причины полагать, что преступление было совершено.


Публичные показания после выборов свидетельствует о том, что следователи ФБР, которые руководствовались доказательствами и работали под контролем и пристальным вниманием американской прокуратуры и независимых судей, перешли эту черту несколько месяцев назад. Независимо от того, кто будет возглавлять ФБР или Министерство юстиции, расследование будет продолжаться до тех пор, пока следователи не определят масштабы российской операции и не выяснят, помогали ли русским американцы.