15 мая министр энергетики Саудовской Аравии Халид Аль-Фалих (Khalid al-Falih) и его российский коллега Александр Новак, заимствуя известную формулировку председателя Европейского центрального банка Марио Драги (Mario Draghi), который участвовал в спасении еврозоны, заявили, что сделают все возможное для сокращения объемов перенасыщенного мирового нефтяного рынка. Еще в преддверии заседания Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК), 25 мая, оба министра выступили с заявлением продлить ранее согласованные сторонами ограничения добычи на девять месяцев, то есть, до марта 2018 года, что позволит удерживать цены на нефть на уровне около 50 долларов за баррель. Издание Economist дает свои оценки происходящему на топливном рынке. По мнению британских экспертов, для закрепления этого временного улучшения, возможно, необходимо руководствоваться девизом «знай своего врага». Не больше, ни меньше.


Авторы статьи в Economist пишут, что в течение последних двух с половиной лет страны ОПЕК никак не могли прийти к солидарному решению относительно того, что же делать с падением цен на нефть. При этом, как цинично замечают британские эксперты, ОПЕК не изменил себе только в одном: нефтяные страны недооценили способность американских производителей сланцевого газа, — своих заклятых врагов в битве шейхов против сланца, — использовать более эффективные финансовые приемы, позволяющие им выстоять в период значительного снижения цен. Спасением американских производителей стала их способность использовать для привлечения средств рынки капитала, а также рынки фьючерсов и опционов для хеджирования против опасно низких цен. И лишь недавно картель, наконец, осознал эффективность этой стратегии. Правда, как замечают аналитики, пока неясно, решит ли это существующие проблемы.


Наиболее очевидный вызов, по мнению экспертов, который производители сланца бросили ОПЕК в текущем десятилетии, — использование метода гидравлического разрыва, или фрекинга, для быстрой и дешевой добычи нефти на месторождениях, которые прежде считались нерентабельными. Когда в 2014 году ОПЕК, наконец, это осознал, он начал буквально «заливать» мир нефтью, чтобы вытеснить с рынка конкурентов, у которых цена добычи была высокой, несмотря на то, что потери несли и сами страны — члены картеля.


Однако, как говорят эксперты, ОПЕК упустила из виду менее очевидные изменения. Фрекинг — более предсказуемый бизнес, чем «дикая» нефтеразведка, когда деньги буквально вливаются в скважину в надежде на большую прибыль. Эксперт консалтинговой компании Mobius Risk Group, Джон Сосер (John Saucer), метко заметил, что сланцевый газ сделал производство нефти больше похожим на производственный бизнес, в сравнении с дорогостоящим добывающим.


Благодаря этому стало проще изыскивать средства для увеличения производства, что позволило производителям тратить средства, намного превышающие их потоки наличности. Сосер говорит, что наиболее эффективные компании по добыче сланцевых полезных ископаемых пользуются поддержкой, в том числе инвесторов из фондов прямых частных инвестиций и пенсионных фондов, которые требуют высоких, но надежных доходов. Такие инвесторы скорее хеджируют производство в целях защиты этих доходов, чем сделают ставку на то, что цена нефти достигнет 100 долларов за баррель. «Их хеджирование очень системно и прозрачно», — говорит аналитик. «Они не занимаются спекуляциями на сырьевом рынке».


Это подтверждается данными американской Комиссии по торговле товарными фьючерсами (Commodity Futures Trading Commission). По информации Комиссии, энергетические и другие нефинансовые компании продают фьючерсные контракты общим объемом один миллиард баррелей нефти марки West Texas Intermediate (WTI). А это более чем в два раза превышает уровень пятилетней давности и по сравнению с 16% в 2012 году, составляет четверть рынка. Большая часть из этого приходится на сделки в сфере страхования рисков от потенциальных колебаний на нефтяном рынке, однако, как отмечает аналитик Джон Сосер, эти данные отражают далеко не все и не включают в себя двусторонние сделки с крупными банками и энергетическими компаниями.


Как пишет Economist, члены ОПЕК и страны-экспортеры, не входящие в картель, невольно стимулировали хеджирование тем, что в конце прошлого года искусственно увеличили производство нефти; при этом, когда было решено сократить добычу с 1 января, тенденция все равно продолжилась. Противоречивая политика способствовала понижению спотовых цен относительно цены фьючерсов WTI, сохранив восходящий уклон кривой цен на фьючерсы, известный как «ситуация контанго». Это сделало более привлекательной продажу сырья с будущей поставкой и позволило производителям увеличить выработку нефти.


О том, что высокий уровень производства сланцевых полезных ископаемых сохранится, свидетельствует активный и неослабевающий рост числа буровых установок. Как полагают в американской правительственной организации Energy Information Administration, к следующему году США будет добывать 10 миллионов баррелей нефти в день, что выше последнего максимума, достигнутого в апреле 2015 года. Таким образом, США сравняется с Россией и Саудовской Аравией. Производители сланцевой нефти получат долю на рынке в ущерб этим странам.


В ответ на это отчаявшиеся интервенционисты, судя по всему, намерены вернуть кривую фьючерсных цен в состояние «бэквардации», когда краткосрочные цены выше долгосрочных. Цель — препятствовать накоплению чрезмерных запасов необработанной нефти и практике хеджирования. Однако успех не гарантирован.


Совсем недавно в Международном Агентстве по энергетике (International Energy Agency) заявили, что даже если действие решения о сокращении добычи будет продлено, все равно, во второй половине 2017 года потребуются дополнительные меры по сокращению запасов нефти-сырца до среднего уровня последних пяти лет. А это и является официальной целью Халида Аль-Фалиха и Александра Новака. Кроме того, аналитики агентства обращают внимание на то, что Ливия и Нигерия — два члена ОПЕК, не подпадающих под действие ограничений из-за сложной внутриполитической ситуации — в последнее время резко нарастили добычу, возможно, подрывая усилия других стран-экспортеров.


Специалисты замечают, что в этом году глобальный спрос на нефть был ниже, чем ожидалось. Аналитики консалтинговой компании Roland Berger, уверены, что спрос на нефть промышленно развитых государств достиг своего пика. В странах же с быстро растущей экономикой, таких как Китай и Индия, по мере развития промышленности, нефть будет использоваться все более и более эффективно. Поэтому специалисты не без оснований считают, что сегодня существует множество факторов, которые вызывают сомнения относительно перспективы роста цен на нефть.


Британские эксперты дают не очень-то радостное заключение и говорят, что, в конечном счете, производители сланцевой нефти «получат по заслугам». Так, нехватка трудовых ресурсов и оборудования приведет к росту производственных затрат, а повышенные процентные ставки охладят энтузиазм инвесторов. «Неоправданные излишества» могут стимулировать перепроизводство до такой степени, что это приведет к обрушению цен. Британцы считают, что на данный момент Саудовская Аравия, как представляется, ввязывает ОПЕК в войну, которую организация не сможет выиграть. Эксперты Economist приводят незабываемое выражение директора LCM Commodities Пьера Лаказа (Pierre Lacaze): она взяла нож на перестрелку. Хуже того, она ранила, прежде всего, себя.


Понятно, что это касается, прежде всего, саудовцев. Другие же нефтедобывающие страны заинтересованы не столько в сверхдоходах, сколько в предсказуемости рынка и стабильных ценах на нефть.