Прекрасная игра, Москва.


Если русские хотели посеять хаос и недоверие к американской демократии, то показания уволенного шефа ФБР Джеймса Коми помогли им в достижении этой цели.


Сидя в ярком свете ламп на Капитолийском холме, Коми три часа отвечал на вопросы сенаторов о своем общении с Дональдом Трампом — этим неординарным человеком, чья предвыборная кампания стала предметом расследований того, насколько глубоко российские агенты проникли в американскую политику. В процессе слушаний Коми еще больше поколебал и без того ослабевшую веру в демократическую систему, а также надежду на то, что ФБР свободно от политического влияния. А еще он подверг сомнению честность выборов в США.


«Я воспринял это как распоряжение», — сказал Коми о предложении Трампа прекратить расследование.


Складывается устойчивое впечатление, что Трамп препятствовал следствию. Из-за этого обвинения президентского поста в свое время лишился Ричард Никсон. Коми не стал давать правовую оценку, но сказанного им вполне достаточно для того, чтобы специальный прокурор Роберт Мюллер мог выдвинуть обвинение против президента. Коми также сказал, что передал свои записи бесед с Трампом Мюллеру.


Коми неоднократно говорил о своем увольнении, что само по себе прежде казалось немыслимым. Было похоже, что он твердо вознамерился свести счеты с президентом, который, по словам экс-директора ФБР, пытался повлиять на него. «Я безнадежно пристрастен», — сказал Коми, указывая на то, что он потерял свою работу, а ФБР — своего директора, так как президент почувствовал угрозу, исходящую от расследования.


Это расследование продолжается даже после отставки Коми. Попытка Трампа остановить следствие увольнением шефа ФБР только усугубила ситуацию. «Работа будет идти, как и раньше», — сказал Коми. Теперь он не в правительстве и может говорить откровенно, особенно о своих необычных беседах с президентом с глазу на глаз. «Это была ложь, вне всякого сомнения», — сказал Коми о доводах президента в пользу его увольнения.


После этого заседания Россия определенно вышла вперед. Непорочность американской системы правосудия оказалась под сомнением. Уволенный шеф ФБР, главный полицейский страны, практически назвал президента США завзятым лжецом, очень редко говорящим правду. Этот же чиновник заявил, что попросил своего друга из Колумбийского университета передать его записи репортерам.


Правовое положение президента как никогда уязвимо, и это может напугать Уолл-Стрит. Опасения по поводу ненадлежащего влияния политических назначенцев возвращаются, превращаясь в пугало, как это было с Биллом и Хиллари Клинтон. Тот факт, что Россия влияла на американские выборы и осталась при этом безнаказанной, громко требует разъяснений. А пресс-секретарю Белого дома пришлось делать удивительное заявление о том, что президент — не лжец.


Все это ненормально и очень вредно для электората, слабо верящего в свою демократическую систему. Именно поэтому Россия пошла таким путем. Идеализированное место США в неофициальной глобальной иерархии теоретически надежно защищено приверженностью Америки демократии: честные выборы, прозрачная власть, подотчетные руководители, независимость правительства. А сейчас все это оказалось под угрозой из-за российского вмешательства и из-за президента, пришедшего к власти благодаря этому вмешательству. Россия выигрывает от этой антагонистической борьбы, и понятно, что у ее президента из бывших агентов КГБ на этот счет есть свои идеи.


С самого начала Коми ясно дал понять, что нисколько не сомневается в российских попытках вмешательства в выборы 2016 года. Он неоднократно указывал на то, что у него есть множество доказательств, которые он не может представить в присутствии репортеров. «Мне кажется, что на этот вопрос я не должен отвечать на открытых слушаниях», — повторял Коми снова и снова. Законодатели поспешили с открытого на закрытое заседание в надежде больше узнать о том, что же накопало ФБР на президента и его окружение.


Сторонники Трампа и адвокаты, со своей стороны, представили это как победу президента. По их словам, Коми неоднократно говорил президенту, что тот не находится под следствием. Но они упустили то, что ФБР расследует преступления, а не преступников. Начинает оно с ситуации, а выяснив и поняв факты, переходит на личности.


То, что рассказал Коми, производит мрачное впечатление о президенте, который явно пытался надавить на директора ФБР, дабы тот прекратил расследование российских операций влияния, проведенных в 2015 и 2016 году. Его рассказ похож на политический триллер, но построен он был очень компетентно. «Безусловно, остается множество вопросов, — сказал главный демократ из комитета по разведке сенатор Марк Уорнер (Mark Warner). — Но мы доберемся до сути». И что тогда? Если утверждения Коми будут доказаны, правосудие нанесет удар по демократическим институтам. А Россия добьется еще одной победы в своей новой холодной войне против США.