Непонятно, действительно ли враги Трампа верят в то, что его политика в отношении России создает угрозу национальной безопасности США, или эту страну, которая до сих пор внушает страх американцам, просто используют в качестве палки для битья американского президента.


Бывают периоды, и сейчас один из них, когда мир просто кажется перевернутым задом наперед. Во время ежегодного телемарафона, который состоялся в четверг, российского президента спросили об американских шагах по введению новых санкций против России. Заявив, что Россия не сделала ничего такого, чтобы заслужить новые санкции (и это верно), Владимир Путин сказал, что все это — составная часть внутренней борьбы за власть в Вашингтоне.


И здесь он тоже прав. То, что сегодня происходит в Вашингтоне, это действительно своего рода борьба за власть, о которой очень хорошо и уже давно знают русские и их руководители. Им известно, как начинается эта борьба — со слухов и недомолвок; они знают, как она продолжается — методами чисток и судов; и они прекрасно осведомлены, как она заканчивается — довольно беспощадно, так как кто-то должен победить. Именно это мы наблюдаем сегодня в Вашингтоне — или скорее не наблюдаем, ибо в нашем якобы совершенном открытом обществе вся реальная борьба происходит за закрытыми дверями.


Очередной залп прозвучал, когда стало известно, что Дональд Трамп находится под следствием ФБР, поскольку его подозревают в воспрепятствовании правосудию. Как мы узнали то, чего не знал даже сам президент? Да точно так же, как мы узнаем почти все важные новости в ходе этого сражения между вашингтонским истэблишментом и Дональдом Трампом — благодаря утечкам информации в американские СМИ, в данном случае, в Washington Post.


Эти новости, которые радостно подхватили остальные американские средства массовой информации, спровоцировали новый пароксизм спекуляций на тему закона и конституции, а также сравнения с падением Ричарда Никсона. Можно ли преследовать в судебном порядке действующего президента? В какой момент может начаться процедура импичмента? А может, это просто надуманный предлог, а никаких преступлений нет? Корпоративные спонсоры дважды подумали бы, стоит ли разыгрывать спектакль, в котором Дональд Трамп предстает в образе Юлия Цезаря, однако у его врагов в «столице нации» нет никаких сомнений. Они решили достать его, и они еще могут добиться успеха.


Но прежде чем они это сделают, стоит разобраться в некоторых фактах. Дональд Трамп — избранный президент. Нам может нравиться или не нравиться система выборщиков, из-за которой кандидат может не набрать достаточного количества голосов избирателей, но все равно победить. Но таковы правила, и никто не говорит о том, что были какие-то вмешательства в процесс подсчета голосов (напротив, было множество опровержений). А еще это не была победа, купленная за деньги, потому что кандидат с самым толстым кошельком проиграл.


Дональда Трампа ненавидит значительная часть американского истэблишмента, включая многие средства массовой информации, которые относятся к нему с нескрываемым презрением. (Вспомним Джереми Корбина.) Среди его врагов — немало республиканцев, хотя он был их кандидатом и добился выдвижения от Республиканской партии честно и справедливо. Им бы очень хотелось избавиться от него (здесь опять приходит на ум Джереми Корбин), но это легче сказать, чем сделать.


Больше всего элиту приводит в ярость его нескрываемая надежда на улучшение отношений с Россией. Он придерживался этой политики с начала до конца своей кампании. Мне непонятно, действительно ли враги Трампа верят в то, что его политика в отношении России создает угрозу национальной безопасности США, из-за чего он не имеет права занимать высший пост в стране, или Россию, которая до сих пор внушает страх американцам, просто используют в качестве палки для битья американского президента (точно так же противники выхода из ЕС в ходе прошлогоднего референдума твердили: «Путину нужен Брексит»).


Несомненным достижением участников крестового похода против Трампа является не только то, что они стерли это различие, но и то, что предвыборную словесную перепалку по поводу России они продолжили и после выборов. За пять месяцев им удалось снять скальп с советника по национальной безопасности Майка Флинна, добиться широкой поддержки идеи о том, что президент был избран при содействии враждебной державы, а также начать официальное расследование ФБР, чтобы доказать это.


Вашингтон может кричать сколько хочет, но реальных улик против Трампа очень мало, и они весьма сомнительны. Русские (связанные с Кремлем, а может, и нет) могли осуществить (а могли и не осуществить) хакерский взлом компьютеров Национального комитета Демократической партии, хотя я подозреваю, что это делают и многие другие. У нас нет оснований верить, что Россия поддерживала Трампа, или даже верила в его шансы на победу. А кто верил? Якобы исчерпывающий доклад, составленный некоторыми (но не всеми) американскими спецслужбами, жалок и неубедителен. То же самое можно сказать о «нечистоплотном досье», составленном (по заказу) бывшим британским шпионом Крисом Стилом (Chris Steele).


Трамп порой демонстрирует недоумение по поводу того, почему Вашингтон твердо уверовал в его сговор с Путиным. Я разделяю это его непонимание. Главная трудность для него заключается в том, что почти невозможно доказать обратное. А выступившая против Трампа вашингтонская коалиция очень сильна, и не в последнюю очередь это объясняется тем, что помнящая Уотергейт пресса мечтает вновь пережить дни своей былой славы.


На слушаниях в сенате на прошлой неделе (они прошли в рамках расследования против России) бывшему директору ФБР Джеймсу Коми задавали прямые вопросы о предполагаемых хакерских атаках и вмешательстве русских. На каждый такой вопрос он уверенно отвечал «да». Далее он высказал предположение, что: Трамп хотел, чтобы он прекратил расследование против Флинна, что его собственная отставка могла быть связана с расследованием российских связей, которое проводило ФБР, и что Трампу очень сильно хотелось узнать, не ведет ли бюро расследование против него.


Все это достаточно плохо для президента страны, где по конституции существует четкое разделение властей, но не смертельно. А в одном очень важном отношении Трамп остался без единой царапины. Коми сказал, что на его взгляд, давление Трампа касалось только расследования против Флинна, но не против России.


Тем не менее, часть американских СМИ начала распространять информацию совсем другого свойства. Так и получилось, что нам теперь известно о расследовании ФБР в отношении Трампа, даже если прежде оно не велось. И естественно, обвинения сейчас звучат совсем другие: не о том, что могла сделать Россия, а о том, что президент пытался остановить одно или несколько расследований. Иными словами, опять надуманный предлог, а не преступление.


И что же получается в итоге? Трамп негодует из-за того, что стал объектом расследования Мюллера, так как это еще больше ослабит его президентские позиции. Он также в ярости (совершенно справедливо) из-за того, что эта информация стала достоянием гласности. Кроме того, нет никаких доказательств, что он как-то пытался расстроить расследование Мюллера в отношении России, и это тоже вызывает возмущение у Трампа, так как все говорили об обратном. А теперь получается все наоборот: Трамп увидел в пользующемся доверием Мюллере возможный путь к спасению и просто хотел, чтобы он работал немного быстрее.


Очевидное недовольство Трампа и ощущение несправедливости становятся опасным для импульсивного президента. А настроения в Вашингтоне, который уверовал в виновность России, лишь усугубляют ситуацию. В таких условиях только безрассудно храбрый пророк станет утверждать, что это президентство закончится хорошо.