Президент Дональд Трамп в Белом доме дал интервью основателю CBN Пэту Робертсону.

 

Пэт Робертсон: Чего, по-вашему, он хочет? Какую игру он ведет?

 

Дональд Трамп: Он хочет того, что хорошо для России. А я хочу того, что хорошо для Соединенных Штатов. И, думаю, в таких случаях, как Сирия, где мы можем достичь соглашения, прекращения огня, и в других вопросах — а таких вопросов было много — прийти к согласию было бы очень хорошо. Но Путин всегда будет хотеть того, что хорошо для России, а Трамп будет хотеть того, что хорошо для Соединенных Штатов. Вот так обстоят дела. И иногда поладить не удастся, а иногда это получится. Но у нас была прекрасная встреча, встреча была личная — лицом к лицу. Она была продолжительной и длилась два часа и 15 минут, и некоторые были удивлены, что так долго. Но в этом нет ничего плохого, это хорошо. Да, и я считаю, что мы нашли общий язык, и это хорошо. В этом нет ничего плохого. Люди говорили: «Вот, они не поладят». Что это за люди, которые это говорят? Мы очень даже поладили друг с другом. Все было очень хорошо. Мы — очень мощная ядерная держава. И они — тоже. И нелогично, нелепо не иметь каких-то отношений.


Это такой вопрос, об этом даже говорить не хочется. Но я повторяю, мы — самая сильная стране в мире, и мы будем еще сильнее. Потому, что я большой сторонник сильной армии, я выступаю за сильную армию.


Приведу пример: если бы победила Хиллари, наша армия была бы уничтожена. Наша электроэнергия бы намного дороже. Вот этим я Путину и не нравлюсь. Поэтому я говорю: «С какой стати я должен ему нравиться?» Потому что с самого первого дня я хочу укрепить нашу армию — а ему этого не надо. Потому что с самого начала я хочу развивать добычу сланцевого газа и делать все, чтобы снизить цены на энергоносители и создать мощную энергетику. Мы будем независимыми, и мы уже почти независимы, мы будем экспортировать энергоносители — а ему этого не надо. Он предпочел бы Хиллари — она поставила бы ветряные мельницы. Ему бы это понравилось больше, потому что повысились бы цены на энергоносители, а Россия, как вы знаете, очень от них зависит.


Так что я делаю очень много такого, что абсолютно противоположно тому, чего хотелось бы ему. Поэтому когда я слышу, что он предпочел бы Трампа, я думаю, что это, вероятно, не так. Потому, что я хочу сделать нашу армию сильнее — а она (Хиллари) не стала бы выделять деньги на армию, вы это знаете. Я хочу создать мощную энергетику — мы развиваем добычу угля, природного газа, осваиваем технологию добычи сланцевого газа — делаем все то, что ему очень не понравится. Но никто об этом никогда не говорит.