Сунниты и шииты воюют не на жизнь, а на смерть не только в Сирии, Ираке и Йемене. В малых масштабах эта война бушует и на востоке Саудовской Аравии. Но из-за цензуры почти нет независимых сообщений и фотографий.


Бронированные автомобили на улицах, разрушенные дома и выстрелы в воздух — к таким сценам мы привыкли в Сирии. Но подобное происходит сейчас и в шиитском городе Аль-Авамия в восточной части Саудовской Аравии, только повстанцы — шииты, а режим — суннитский.


Разрушение старого города


С мая в городе с населением в 30 тысяч человек саудовские силы безопасности с огромной жестокостью преследуют «террористов». Город находится в осаде, в окружении контрольно-пропускных пунктов. 10 мая бульдозеры начали снос около 500 исторических домов в районе Аль-Мосавара. Разрушение узких улиц должно заблокировать повстанцам пути к отступлению. Но важно также уничтожить историческое и культурное наследие, пояснил информационному агентству AFP активист, бежавший в Великобританию из Аль-Авамии.


ООН раскритиковала снос 400-летних зданий. Саудовское правительство оправдывает свои действия тем, что речь идет о проекте модернизации, так как старые здания не соответствовали стандартам.


Однако разрушение старого города не сломило восстание. Снова и снова происходят нападения и бои с жертвами. Повстанцев хоронят в процессиях как мучеников, их портреты распространяют в интернете.


Шиитский протест в Аль-Авамии против суннитского режима в Рияде имеет глубокие корни. Своей исторической кульминации он достиг во время арабской весны. Одновременно с протестами в соседнем Бахрейне шииты на востоке Саудовской Аравии требовали больше прав и свобод. Лидером в Аль-Авамии тогда был клирик Нимр аль-Нимр (Nimr al-Nimr). Еще в 2009 году во время пятничной молитвы он высказался за отделение шиитских территорий, если не будут соблюдаться права религиозных меньшинств. Нимр, который постоянно призывал своих последователей к ненасильственным протестам, был казнен в прошлом году.


Саудовская дилемма


Казнив представителя духовенства, Рияд еще больше усугубил напряженность между суннитами и шиитами. В ответ разъяренная толпа ворвалась в посольство Саудовской Аравии в Тегеране. Тогда Саудовская Аравия разорвала дипломатические отношения с Ираном и призвала своих союзников в Совете сотрудничества стран Персидского Залива последовать ее примеру. Эскалация напряженности с Тегераном, вероятно, была хорошо просчитана, и образ государства-противника Ирана позволял представить собственную интерпретацию шиитского восстания в самой Саудовской Аравии. Рияд заявлял, что Иран подстрекает и финансирует террористов.


Но саудовская королевская семья все слишком упрощает. Шиитское меньшинство — примерно 10-15% населения — в течение многих десятилетий страдает от дискриминации в Саудовской Аравии, будь то на работе в государственных учреждениях, в том числе юстиции или армии, или в свободе веры.


Согласно отчету правозащитной организации Human Rights Watch, со стороны режима были попытки диалога с шиитским меньшинством, но на пути реального примирения стоят собственные интересы власти. Саудовская королевская семья получает законные права на основе принципов ваххабизма — ультраконсервативной интерпретации суннитского ислама. В глазах ваххабитских проповедников, шииты — просто «неверные». Если уравнять суннитов и шиитов в правах, правители подорвут собственные притязания на власть. Дилемма.


Неустанное подавление шиитского сопротивления Риядом толкает меньшинство в руки Тегерана. Если этот раскол увеличится, последствия для Саудовской Аравии могут быть значительными. Шиитское меньшинство живет в основном на северо-востоке страны, где находятся большинство саудовских нефтяных месторождений. Отделение этих территорий станет фатальным. Этим можно объяснить и нынешние панические действия против Катара, который Саудовская Аравия обвиняет в излишней близости к Ирану.