Россия, пытаясь найти точку опоры в Ливии, хочет использовать конфликт как плацдарм для расширения своего влияния в Северной Африке. Вторая цель Москвы — послать сообщение своим противникам из числа крупных держав, особенно Соединенным Штатам и Европе, о том, что она намерена восстановить позиции на глобальном уровне, которые были утрачены после падения Берлинской стены. Визит маршала Халифы Хафтара в Москву продемонстрировал, что Россия восстанавливает дипломатический вес в Ливии, и Владимир Путин способен решать вопросы войны и мира, направлять ход конфликта в своих интересах, подтверждая тем самым амбиции своей страны в сфере глобального лидерства.


В понедельник состоялась встреча министра иностранных дел России Сергея Лаврова и маршала Халифы Хафтара, командира вооруженных сил, поддерживаемого Палатой представителей в Тобруке (восток страны), на которой стороны обсудили события, разворачивающиеся вокруг ливийского кризиса.


«Нам известно, что вы сотрудничаете с Сараджем и прилагаете усилия к достижению компромиссного соглашения. Мы поддерживаем ваши усилия, направленные на заключение этих договоренностей», — сказал Лавров Хафтару в ходе встрече.


Российский министр подтвердил, что его страна поддерживает усилия «по активизации политического процесса, чтобы найти решение и восстановить полный суверенитет ливийского государства».

 


Со своей стороны Хафтар подчеркнул, что он уверен в том, что Россия будет оставаться хорошим другом ливийцев и не прекратит оказывать им помощь. По поводу стремления Москвы сыграть важную роль на ливийских переговорах он отметил: «Мы будем очень рады, если Россия примет участие в поиске путей урегулирования ливийского кризиса».


Интерес России к ситуации в Ливии свидетельствует о том, что Триполи становится объектом российских амбиций и инструментом для расширения своего влияния на Ближнем Востоке и в Северной Африке.


Судя по действиям Кремля в настоящее время, мы можем сказать, что президент России Владимир Путин все еще не определил реальные задачи своей страны на ливийском направлении.


Следует упомянуть о назначении на пост специального посланника генерального секретаря ООН в Ливии Гассана Саламе, который начал работу на первой неделе августа после посещения им в Париже встречи признанного премьер-министра Ливии Фаиза Сараджа с его оппонентом маршалом Халифой Хафтаром.


Россия поддерживает Хафтара


Россия стремится оказать поддержку Хафтару, который противостоит премьер-министру Фаизу Сараджу, которому в свою очередь помогает Запад. По мнению многих в Москве, Хафтар — влиятельная фигура в восточной части Ливии. То, что он борется с исламистами, делает его важным партнером в борьбе с терроризмом. Кроме того, поддержка маршала Хафтара способствует укреплению отношений России с Египтом, главным спонсором урегулирования в Ливии.


Оказывая ограниченную поддержку Хафтару, Россия не только смягчает ливийский конфликт, но и сообщает североатлантическому альянсу, НАТО, каким безрассудным было западное вмешательство в Ливии в 2011 году. Россия намерена доказать, что изменение режима в Ливии, как и на Украине, могло привести лишь к хаосу в стране.


С другой стороны, Путин хочет, чтобы и внутри страны, и за рубежом его рассматривали в качестве игрока, применяющего не только военную силу, но и дипломатические средства. После демонстрации военной силы в Сирии Путин намерен сыграть роль миротворца в Ливии. В связи с этим нужно учесть приближение президентских выборов, которые должны состояться в марте 2018 года. Кроме того, достигнув дипломатический успех под эгидой России, Путин продемонстрирует, что он смог переломить ситуацию, чего не смогли сделать западные страны.


Война была первым вариантом, который выбрала Москва. Весной 2016 года Россия предоставила Хафтару, который контролирует восточную часть страны, финансовую помощь. В частности, Кремль передал маршалу ливийские динары, напечатанные им в России.


Отношения с Хафтаром достигли своего пика в июне того же года, когда он или его специальный посланник Абдель Бассет аль-Бадри (ливийский посол в Саудовской Аравии) посещали Москву с визитами. В январе этого года ливийский фельдмаршал был на борту авианосца «Кузнецов», где он провел видеоконференцию с министром обороны России Сергеем Шойгу.


Хафтар предъявляет России три требования, а именно: политическая поддержка в целях укрепления своего имиджа в качестве законного лидера Ливии, помощь в снятии эмбарго на поставки оружия, введенного ООН, а также доставка партий оружия.


Эти встречи укрепили убежденность Хафтара в том, что он получит от Россию такую же поддержку, как и президент Башар Асада в Сирии, однако в настоящее время действия России в Ливии довольно осторожны. Тем не менее французский эксперт по вопросам безопасности Арно Деланде сообщил, что Россия поставляет в Ливию некоторые виды вооружения, продавая его сначала Египту законным способом, после чего оно оказывается в руках Хафтара, и этот способ используется чаще всего. Такая процедура отвечает российским интересам не только потому, что позволяет ей не выходит за рамки, установленные ООН при введении эмбарго на поставки оружия, но и потому, что Москва считает Египет своим стратегическим союзником.


Также были сообщения о нахождении на территории Ливии или на ливийско-египетской границе военного контингента, однако до сих пор говорится, что эти силы не участвуют в боевых операциях и развернуты для защиты российских технических специалистов, которые помогают поддерживать системы вооружения ливийской армии под руководством Хафтара. В то же время Москва исследует возможности мирного урегулирования, развивая сеть контактов, которая бы включала также противников Хафтара. Москва принимает все резолюции ООН по Ливии и выражает свою приверженность политическому урегулированию кризиса в Ливии.


Это не означает, что Москва намерена оказать поддержку правительству, за которым стоят западные страны. Во время визита Фаиза Сараджа в Москву его встречали менее значимые российские чиновники, чем те, что приветствовали Хафтара. То же самое касается делегации из города Мисурата, в составе которой были радикальные элементы, враждебные Хафтару. В то же время Россия поддерживает контакты с правительством национального спасения, которое является третьим участников в борьбе за контроль над Ливией.

 

© REUTERS, Remo Casilli
Министр иностранных дел Италии Марко Миннити приветствует премьер-министра Ливии Фаиза Сараджа в Риме. 20 марта 2017 года


Маловероятно, что Путин хочет вовлечь Россию в новый конфликт или вызвать напряженность в отношениях с Египтом, имея дело непосредственно с Хафтаром в вопросах поставок оружия.


Однако реально может измениться качество российской поддержки Хафтара путем предоставления ему более современного оружия или большей технической помощи. Это подтолкнет маршала к продолжению военных действий, несмотря на то, что вероятность достижения военной победы останется мала.


Другая гипотеза заключается в том, что Россия может начать более тесно сотрудничать с ливийским военачальником по вопросам, касающимся борьбы с терроризмом, и использовать это для установления партнерства с президентом США Дональдом Трампом, который сделал войну с терроризмом одним из главных приоритетов политики его администрации. Это вариант рассматривается министром обороны России, однако нуждается в получении «зеленого сигнала» из Кремля.


Осторожность Европы


Вероятней всего, Путин продолжит свою неопределенную политику, которая выражается в оказании минимальной военной поддержки Хафтару путем поставок оружия и задействовании российской дипломатии, свидетельством чего было приглашение одного из ливийских лидеров в Москву. Кроме того, на примере Ливии Россия предупреждает мир о последствиях смены режимов.

 

Европейские страны, такие как Италия и Великобритания, хотели бы избежать эскалации конфликта с Москвой, и дипломатические амбиции России содействуют прогрессу в этом направлении. В частности, российские лица, принимающие решения, ожидают, что их страну пригласят принять участие в международных дискуссиях по Ливии, как это происходит вокруг других региональных тем, в том числе вокруг мирного процесса на Ближнем Востоке.


Тем временем у ООН и Гассана Саламе нет иного выбора, кроме как сотрудничать с Россией и поддержать идею переговоров между членами ЕС и Москвой по Ливии. В частности, Россия должна вступить в новую контактную группу при условии, что она будет работать в целях снижения напряженности в Ливии и прекратит оказывать поддержку Хафтару.


На фоне кризиса в Персидском заливе Абу-Даби рассматривает Ливию как арену для следующей битвы против политического ислама и может принять решение об оказании поддержки Хафтару. Это означает, что гражданская война в Ливии затянется на годы. Египет, вероятно, займет более сдержанную позицию, сосредоточившись на обеспечении безопасности своей западной границы. Что же касается Европы, то ей остается внимательно следить за тем, что в этом случае предпримет российская сторона, и прекратить сотрудничество, если присутствие Москвы в Ливии будет способствовать росту напряженности.