В Польше и Прибалтике усиливается беспокойство с приближением совместных учений российской и белорусской армий, которые должны пройти с 14 по 20 сентября. Они будут проводиться у границ балтийских республик, что, разумеется, вызывает в них тревогу.


Литва утверждает, что в учениях примут участие 100 тысяч солдат. В Москве и Минске в свою очередь говорят о максимуме в 13 800 военных. Франсуаза Нис (Françoise Nice) поднимала этот вопрос утром на волнах La Prem1ère. Для нашей журналистки это был особый момент: последний эфир перед уходом на пенсию.


В чем смысл учений и с чем связана тревога Прибалтики и НАТО?


«Генеральный секретарь НАТО обратился к России с просьбой провести все максимально прозрачно. В НАТО также отправили несколько самолетов на патрулирование воздушного пространства Прибалтики в дополнение к развернутым с начала года батальонам.


Москва и Минск стараются развеять связанную с учениями тревогу. Они утверждают, что речь идет о самых обычных учениях, которые проводятся раз в два года. Как бы то ни было, их сценарий вызывает беспокойство. Речь идет об ответе на действия экстремистских групп, которые проникли в Калининградскую область и Белоруссию, чтобы устроить теракты и дестабилизировать обе страны.


Но кто придумал подобный сценарий? Какие страхи легли в его основу? Представления времен холодной войны? Предположения насчет военного развития событий на киевском Майдане в 2014 году? Откуда взялся этот сценарий? Раз с сегодняшнего дня мой договор с RTBF подходит к концу, я решила написать письмо Владимиру Путину».


Письмо Франсуазы Нис Владимиру Путину


Уважаемый Владимир Владимирович,


Мы с вами пересекаемся уже довольно давно. Даже мои коллеги подшучивают надо мной, говоря «твой друг Путин». Нет, мы, конечно, не сидели вместе над ракетами ни в 1980-х годах, ни сегодня, когда не проходит и двух недель, чтобы ваше информагентство Sputnik не похвалилось новым российским оружием, танком, самолетом или беспилотником.


Подумать только, что в 1990-х годах старые оборонные заводы пытались перестроиться, переделать ракеты в самовары. Это как если бы FN Herstal отказалась от контрактов с Саудовской Аравией и превратила автоматы в лампы, а танки 
— в трейлеры.


Да, можно было бы построить мирную экономику, но момент упущен. Кто в этом виноват? Вы помните, господин президент, как очень давно вы даже говорили о возможном вступлении России в Европейский союз? Вы хотите вернуть вашей стране ее мощь до 1991 года. Это понятно. Ядерное оружие у вас никто не отнимет, так стоило ли отправлять маленьких зеленых человечков в Крым? В этом была ваша большая стратегическая ошибка.


Господин президент, чтобы быть сильным, нужно внушать страх. В этом ваше кредо. Пугать журналистов, игнорировать их вопросы. За 18 лет мы пересекались с вами раз десять, но я так и не смогла пожать вам руку, как в 1998 году Борису Ельцину, который чуть не сломал мне пальцы своей могучей рабочей хваткой. Никакого рукопожатия, потому что вы не любите журналистов. «Редакторы, как в советские времена», — говорите вы. Вы миритесь с ними только тогда, когда они носят бейдж и собраны в группу. Им положено два-три вопроса, которые нужно передать заранее, причем о войне в Чечне даже нельзя заикнуться.


О женщинах вы, господин президент, тоже не лучшего мнения. Как вы с усмешкой сказали Оливеру Стоуну (Oliver Stone), у них бывают перепады настроения из-за месячных. Не волнуйтесь в этом плане вам нечего опасаться с моей стороны.


Вы говорите, что полностью владеете собой во всех обстоятельствах благодаря дзюдо, которое учит использовать слабости противника или что-то вроде того. На ближайшие полгода я желаю вам, господин президент, большого хладнокровия. Вы заткнули рот оппозиции, и она рассеялась, но никуда не делась и устраивает протесты против усиления контроля в интернете, коррупции, возмутительных тайных состояний 
 вашего и ваших подручных.


Господин президент, когда меня мучает бессонница, я думаю, что вам тоже, должно быть, не спится или же вас терзают кошмары о Дональде Трампе. Вы надеялись на сближение и снятие санкций, но ничего не вышло. Вы отрицаете взлом почты Демократической партии и сговор с окружением Дональда Трампа.


Должно быть, вас бросает в холодный пот при мысли о том, что спецслужбы в США ведут следствие против президента, которого должны были бы защищать. Для бывшего агента КГБ это настоящий кошмар.