В марте 2018 года — если не случится никаких не связанных с политикой неожиданностей — Владимир Путин в четвертый раз станет президентом России. С большой долей вероятности этот четвертый (второй шестилетний) срок станет для Путина последним. В любом случае России придется решать важнейший для ее будущего, а также — с учетом последствий российской политики последних лет — для безопасности всего мира вопрос о транзите власти. О том, кто и каким образом сменит Путина во главе России. Украина невольно сыграет в этом ключевую роль.


Итоги третьего президентского срока Путина, начавшегося с разгона митингов протеста в мае 2012 года и инаугурации в пустой Москве, привели Россию к катастрофе, масштабы которой россияне только начинают осознавать. Вместо шансов на экономическое развитие — Крым, куда жители РФ прекрасно могли ездить и без аннексии. На месте страны — члена большой восьмерки, ведущей переговоры о стратегическом соглашении и безвизовом режиме с Евросоюзом, имеющей непростые, но вполне спокойные отношения с Америкой — санкционный капкан, из которого при Путине-президенте нет выхода. Россия ведет две войны — на Донбассе и в Сирии, которые в принципе невозможно выиграть. Только рано или поздно уйти.


Зачем эти войны понадобились Путину на его третьем сроке — более или менее понятно. В 2012 году он получил на президентских выборах в Москве (а вопрос о власти в недемократических странах всегда решается в столицах) меньше 50%. Его рейтинг продолжал падать, а экономика, основные активы которой уже давно были поделены между узким кругом приближенных к власти олигархов, оказалась в глубокой стагнации. Олимпиаду-2014 в Сочи «испортило» позорное бегство кремлевского ставленника Виктора Януковича. Именно побег Януковича и победа Майдана, а не церемония закрытия Игр в Сочи, стал главной мировой новостью в конце февраля 2014 года.


В такой ситуации — сначала спонтанно, из мести и обиды, а затем сознательно — российский режим сделал гибридные войны способом своего существования. При этом Сирия была выбрана как страна реванша за провал попыток полного расчленения Украины и создания безумного даже с исторической точки зрения образования «Новороссия». Так Москва пыталась выйти из международной изоляции.


Аннексия Крыма позволила Путину резко нарастить рейтинг: сказался глубинный империализм, укорененный в сознании большинства россиян. Они привыкли жить в большой стране, присоединяющей чужие земли, которая, по известному советскому анекдоту, «с кем хочет, с тем и граничит».


Из главного политического проекта третьего срока Путина — «русской весны» (российский президент решил войти в историю «собирателем земель», поскольку с экономикой явно не получилось) остались два полукриминальных никем не признанных образования на Донбассе — «ДНР» и «ЛНР».


Москва оказалась в политической ловушке собственного производства. Путин признан ключевыми странами мира недоговороспособным. В его версию украинских событий никто не верит. Надежда на реванш благодаря победе Трампа на президентских выборах в США или успеху пророссийских кандидатов во Франции (Марин Ле Пен Россия финансировала в буквальном смысле) и в Германии не оправдалась.


Российской элите придется исходить из того, что пока у власти Путин и Россия не ушла с Донбасса, санкции не отменят. Запас финансовой прочности экономики иссякает. Ожидать скорого восстановления мировых цен на нефть до уровня хотя бы 100 долларов за баррель не приходится. Путин, 15 лет обеспечивавший узкой прослойке «своих» возможность бесконтрольного обогащения по экспоненте, теперь висит камнем на их шее. Он остается только потому, что внутри элиты пока нет «кандидата компромисса».


Но стратегически больше нет смысла поддерживать рейтинг Путина на заоблачных отметках с помощью войн и нагнетания конфронтации с Западом — элите теперь нужно думать не о будущем Путина, а о своем. Он ей не гарант.


Ликвидация «народных республик Донбасса» (что Москва по‑прежнему может сделать одним щелчком) и полная передача контроля над всей украинской территорией украинским властям — первый шаг для выхода России из политического капкана. Путин может уйти с Украины, теша свое личное самолюбие ролью «присоединителя Крыма». Сам вопрос о Крыме придется решать уже новым поколениям политиков.


Никаких бунтов в России в случае ухода с Донбасса не случится — даже в разгар антиукраинской истерии «добровольцев» воевать с мнимым врагом было не так уж много. Если нынешняя российская элита хочет уцелеть, сохранив влияние и капиталы, ей нужно заставить Путина уйти из Украины раньше, чем он уйдет из России.