Это немного похоже на Запад: вот городской суд Москвы выносит приговор авиакомпании «Аэрофлот» за запрет стюардессам продолжать работу на борту ее самолетов, если их форма одежды превышает 42 размер. Похоже, экономика России приходит в движение, если даже здесь возможна успешная борьба с дискриминацией. Даже если Аэрофлот привлек правосудие к обсуждению дополнительных расходов на керосин в размере 11 евро за каждый килограмм лишнего веса бортпроводников.


Еще одна параллель: так же, как в случае с проектами «Штутгарт 21» или «аэропорт Берлина», расходы на престижный проект российского мостостроения между материковой частью и аннексированным в 2014 году украинским полуостровом Крым значительно превышают заявленную сумму. У близкого друга главы государства Путина Аркадия Ротенберга, строящего объект, эрозии подвергаются не только фундаменты, но и финансы.


Несмотря на крымский кризис и раскрутившуюся затем санкционную спираль трехгодичной давности, в России уже миновал пик рецессии. Теперь экономика России растет снова, и если в 2015 году прямые иностранные инвестиции сократились до драматичной цифры и составили 6,9 миллиарда долларов, то в 2016 они выросли до 33 миллиардов долларов.


И гонка продолжается. Daimler строит завод под Москвой, BASF открывает следующую производственную линию под Петербургом, газовый специалист Linde ведет строительство вместе с гигантом Газпромом на балтийском побережье, крупная торговая сеть Metro сооружает новые филиалы вокруг столицы, а химический и фармацевтический концерн Merck обзаводится новой лабораторией в Москве.


Немецкий экспорт в Россию увеличился только за первое полугодие на 2,6 до 12,7 миллиардов евро (плюс 26,3%), немецкий импорт — даже еще быстрее. Россия снова заявляет о себе как о растущем рынке, по словам Вольфганга Бюхеле (Wolfgang Büchele), председателя Восточного Комитета немецкой экономики. По его утверждению, сделанному в беседе с Handelsblatt, помогает этому то обстоятельство, что «немецкая экономика прочно закрепилась в России». «Нам зачтется то, что мы и в годы кризиса верили в рынок и инвестировали в него». Но в то же время ощутимо ужесточенные недавно санкции США против Москвы висят как «дамоклов меч над предприятиями, которые ведут бизнес с Россией».


России необходимо заботиться о том, чтобы контракты немецких предприятий с российскими фирмами точно соблюдались, — предупреждает Бюхеле. Чтобы не было таких инцидентов, как с оказавшимися в Крыму турбинами Siemens, и вновь не дошло до утраты доверия.


И не только западные санкции, введенные из-за аннексии Крыма и дестабилизации Украины, оказали негативное действие на российскую экономику. Правда, выросшие снова цены на нефть и последовавшая стабилизация изрядно пострадавшей ранее национальной валюты рубля — «явные показатели того, что экономика восстанавливается. Некоторые отрасли уверенно растут: автомобильная промышленность и продажа строительной техники», отмечает Франк Шауфф (Frank Schauff), главный исполняющий директор Ассоциации Европейского Бизнеса (AEB) в беседе с изданием Handelsblatt. Однако он предупреждает: «1,5% экономического роста — лучше, чем минус, но это неидеальный вариант. А это означает, что Россия не сможет ликвидировать отставание от Европы».


Два процента роста ВВП за весь год прогнозирует Минэкономразвития России. Авторитетная Высшая школа экономики в Москве рассчитала консенсуальный прогноз собственных и иностранных экономистов и вышла только на 1,4%, что гораздо ближе к реальности, так как в июле этот показатель снова упал по отношению к предыдущему месяцу на 0,6%.


«Путинизм с человеческим лицом»


Поэтому за год до выборов президента в сентябре следующего года (так в тексте — прим. перев.) хозяин Кремля Путин делает все, чтобы лишить оппозицию — и без того понесшую большие потери — любых возможностей для нападок, несмотря на шаткие экономические достижения. Для этого он меняет предпочтения в том, что касается бюджетных средств и переходит от военных расходов к предвыборным. Когда появились жалобы врачей и медсестер — от Калининграда до Камчатки — на невыплаченные до сих пор зарплаты в размере четырех миллиардов евро, бюджетные расходы на социальные нужды и здравоохранение были увеличены на 10%. В то же время расходы на оборону, значительно выросшие с 2013 года, теперь, впервые за долгое время, сокращены на 8%.


Есть и другие риски для Путина. Недавно в тяжелое положение попал второй по величине частный банк «Открытие» с размером капитала от 3,6 до 5,8 миллиарда евро (Bail-out). Одновременно идет борьба за спасение «Траст банка» и страховой компании «Росгосстрах». Призрак повторного банковского кризиса стучит в кремлевские двери.


Значительно пострадал инвестиционный климат из-за сомнительной передачи нефтедобывающей компании Башнефть государственному нефтяному гиганту «Роснефть», чей наблюдательный совет вскоре должен возглавить бывший канцлер Герхард Шредер. Частную корпорацию АФК «Система» лишили Башнефти не только сомнительным аннулированием приватизации. Система должна также еще выплатить Роснефти два миллиарда долларов. Прочие российские собственники глубоко обеспокоены.


В России господствует «путинизм с человеческим лицом», язвительно говорит известный журналист Александр Рыклин. Михаил Горбачев стилизовал под «социализм с человеческим лицом» годы своего правления, когда экономика находилась в безнадежной ситуации. Схожим образом характеризует обстановку в сегодняшней России Константин Симонов, директор московского Фонда энергетической безопасности — «социализм 2.0». По его словам, Путин хочет вернуть старый советский менталитет и лучше его рассчитывать с помощью дигитализации.


Но стране, наоборот, нужны настоящие реформы — это требование Владислава Иноземцева. Главная проблема России заключается «не просто в нефтяной зависимости или в государственном доминировании в важнейших отраслях, а в отсутствии четкой экономической стратегии у руководства страны». За необходимые реформы Путин не возьмется, убежден директор Центра исследований постиндустриального общества — во всяком случае, не перед выборами.