Тяжелые вооружения катятся в обратную сторону — по направлению к линии фронта на востоке Украины. Иностранные обозреватели предупреждают: расплачиваться за дипломатический тупик приходится гражданскому населению.


Последняя попытка установить перемирие на востоке Украины должна была обеспечить школам возможность поприветствовать своих учеников после летних каникул не под аккомпанемент артиллерийских залпов.


Получилось. Начало нового учебного года, который на Украине отмечается 1 сентября, прошло мирно. Но радость была недолгой.


Всего лишь через несколько дней вдоль линии фронта на востоке Украины вновь стали слышны артиллерийские залпы. И с тех пор ситуация становится все хуже.


Вновь растет число раненых и убитых. Воюющие стороны вновь вопреки всем договоренностям используют тяжелые вооружения — такие, как танки и гранатометы, — вдоль пятисоткилометровой линии соприкосновения, которая четвертый год разрезает восток Украины.


Все развивается по сценарию, типичному для замороженного конфликта, говорит Александр Хуг, заместитель главы международных наблюдателей ОБСЕ на востоке Украины. В августе перемирие также действовало несколько дней, после чего война вспыхнула с новой силой.


«Это говорит о том, что стороны вполне в состоянии контролировать ситуацию вдоль линии соприкосновения. Они показали, что, если хотят, то могут заставить оружие замолчать», — говорит Александр Хуг.


Проблема в том, что подобного желания часто не хватает. Международные наблюдатели — в том числе и трое датчан — должны контролировать соблюдение Минских соглашений, которые подписали и Россия, и Украина. Эти договоренности подразумевают отвод тяжелых вооружений на расстояние не менее 25 км от линии фронта. Только за последнюю неделю наблюдатели зафиксировали 66 нарушений этого положения. Большинство тяжелых вооружений находилось в районах, контролируемых пророссийскими сепаратистами.


«Мы видим танки, пушки, артиллерийские системы, в том числе гранатометы. 90% их были замечены в районах, не подконтрольных правительству», — рассказывает Александр Хуг о результатах мониторинга за последнюю неделю.


Рост числа тяжелых вооружений означает больше жертв среди гражданского населения. Конфликт на востоке Украины назвали забытой войной Европы, потому что за последние два года он стал еще менее разрешимым. Поэтому он так редко попадает в газетные заголовки.
Но число жертв не снижается. Наоборот. В этом году столкновения низкой интенсивности пока привели к гибели 68 мирных жителей, 315 были ранены. Это на 17% больше, чем за аналогичный период прошлого года.


К этому стоит прибавить большие военные потери с обеих сторон. В апреле погиб один из наблюдателей ОБСЕ, а двое были ранены, подорвавшись на противопехотной мине в районе, контролируемом мятежниками, хотя стороны и обещали разминировать все территории.


Александр Хуг в качестве ведущего наблюдателя следит за кровавым ходом конфликта — с возобновлением и прекращением военных действий — с 2014 года. Главная проблема заключается в том, что нарушения перемирия имеют минимальные последствия для тех, кто их допускает, говорит бывший шеф полиции из Голландии (так в тексте — прим.ред.).


«Понимаете, их не привлекают к ответу. Это хуже всего. Нарушить Минские соглашения ничего не стоит. Ни тем, у кого палец — на спусковом крючке, ни тем, кто отдает приказ стрелять, ни тем, кто отказывается выполнять приказ о том, чтобы не стрелять», — говорит Александр Хуг.

Он призывает к созданию механизма, который бы мог заставить стороны отслеживать сообщения о нарушениях.


«С начала учебного года перемирие нарушалось пять тысяч раз. Это должно заставить задуматься», — считает он.


Пока очевидно, что мирные соглашения третий год вязнут в пункте номер один — перемирии, в то время как другие пути к решению конфликта заблокированы.


Крепкие человеческие связи


Соглашения предусматривают интеграцию контролируемых сепаратистами районов в состав Украины в обмен на предоставление им автономии. Одновременно с этим Украина вновь получит контроль над открытой настежь восточной границей с Россией, чьи войска и оружие с 2014 года и делают возможным захват территорий  сепаратистами.


Впрочем, Минские соглашения не содержат в себе никаких положений о санкциях в случае их невыполнения сторонами. Не далее как в июле мятежники угрожали тем, что захватят новые территории на Украине, хотя Кремль позднее опроверг это сообщение. Чем руководствуется командование украинской стороны, также неясно. На некоторых участках вдоль линии фронта непредсказуемым фактором являются боевики, связанные с украинскими политическими партиями.


Одновременно с этим конфликт уже четвертый год отравляет отношения между Западом и Москвой. Отмена санкций против России зависит от выполнения Минских соглашений.


Оптимисты сказали бы, что в последнее время вновь стали говорить о направлении в регион миротворческих сил ООН. На прошлой неделе российский президент Владимир Путин не стал отвергать эту возможность, которую поддержали Украина и страны Запада, хотя раньше он отказывался поддержать эту идею. Но стороны придерживаются совершенно разных мнений о мандате миротворцев.


Светлым моментом в конфликте можно считать то, что человеческие связи между двумя сторонами фронта очень сильны, считает опытный руководитель миссии наблюдателей.


«Мирное население верит в то, что конфликт будет разрешен. Они не признают эту разделительную линию. До 40 тысяч украинцев ежедневно пересекают линию соприкосновения, что едва ли можно наблюдать при каком-то ином конфликте. И на самом деле в этом действительно кроется один из положительных моментов», — говорит Александр Хуг.