Добробаты по всеобщему признанию внесли весомый вклад в борьбу с российско-террористическими войсками на Востоке Украины. О важности добровольческого движения и причинах, почему затягивают с принятием закона о добровольческой армии, в интервью «Апострофу» рассказал народный депутат Украины, заместитель председателя комитета по вопросам национальной безопасности и обороны, командир УДА, бывший лидер «Правого сектора» (запрещенная в России организация — прим. ред.) Дмитрий Ярош.


Какой бы ни была армия, но победа над таким монстром, как российская империя, возможна только в одном случае — когда будут мобилизованы ресурсы всего украинского народа, а не только его части, которая находится в Вооруженных силах Украины.


Тем более мы же предлагали — и предлагаем далее — законопроект о добровольческом движении, которое можно было бы построить на лучших европейских традициях. Построить — и ввести в систему обороны и безопасности государства. Мы же не выступаем за полную анархию и понимаем, что после той же самой войны не будет уже потребности в этих подразделениях. Но потребность в таких людях все же будет. Россия же пока никуда не денется. Когда она еще развалится. А в том, что она развалится, я не сомневаюсь. Вопрос лишь в том, когда это произойдет… И пока будет существовать Россия, нам стратегически важно иметь добровольческое движение, добровольческую территориальную оборону, которая могла бы в случае широкомасштабной агрессии — что до сих пор очень возможно — стать надежным помощником и опорой для Вооруженных сил Украины.


Я неоднократно говорил, что, без сомнения, ситуация в ВСУ по обеспечению, по уровню боеспособности, по другим показателям намного лучше, чем была в 2014 году. Но до этого армию уничтожали в прямом смысле этого слова.


Но вместе с тем, я вижу и негативы. И эти негативы проявляются как на передовой, так и в тылу. Это и недостаточная подготовка личного состава. Это и бюрократия — совковая бюрократия, которая уничтожает ВСУ. Это и подбор офицеров. Ведь офицер — это человек чести, прежде всего. Они преимущественно сейчас не людей чести подбирают, для которых самое главное — освобождение земли (ибо перед любым военным именно такая задача должна была стоять). На первый план выходят уже чиновники в погонах — так могу описать состояние этих офицеров. И такие офицеры выполнят любое распоряжение.


Вот недавно один офицер высокого ранга сказал одному из моих командиров: «А где я на гражданке такую зарплату найду?» Люди думают уже совсем не так, как должны думать на самом деле. И такие процессы могут уничтожить армию. И те подвижки, которые произошли с помощью народа в первую очередь (то же волонтерское движение организовывало армию прежде всего, а не государство; это уже потом немножко изменилась ситуация), все предыдущие достижения могут быть сейчас ликвидированы. И ничего хорошего из этого всего тогда не получится. Только опора на силы народа — это единственная возможность противостоять тем угрозам, которые идут от Российской Федерации. Вот почему это очень и очень необходимо.


Тем более, украинские мужчины (да и женщины часто) — это же казаки. Это казацкий дух. Преемственность поколений, преемственность духа казацкого есть. И я, например, себе жизнь без оружия уже не представляю. Без карабина, который бы в сейфе стоял, необходимого количества боекомплекта, пистолета и так далее. А создание таких добровольческих структур по типу «Украинской добровольческой армии» (не важно, как она будет называться, какой будет бренд всего этого) — как раз это все предусматривает. И там уже априори будут задействованы люди не уголовные, психически уравновешенные, без всяких недостатков. Люди, которые постоянно будут проходить боевое слаживание, стрельбы и так далее. ВСУ ведь не будет тянуть на себе все эти вещи. А такая структура как раз позволяет все это делать.


В той же Эстонии, в их системе «Кайтселийт», например, есть женские какие-то организации, детские и так далее… И даже старый дедушка, если он в «Кайтселийте», четко знает, что если будет наступать Россия, то ему надо пойти и снять табличку на въезде в село, чтобы ввести врага в заблуждение. Даже в таких деталях там все продумано — как народ можно задействовать.


Мы сейчас видим, что делает наш западный сосед — Польша. У них по воеводствам выстраиваются целые территориальные добровольческие бригады.


Но это, опять же, один из аспектов. Потому милитаризацию общества мы должны проводить. Поскольку, я же говорю, есть постоянные угрозы. И начинается милитаризация еще с детей и молодежи. В той же Польше сначала идут парамилитарные и молодежные организации, затем идет эта добровольческая территориальная оборона, а потом уже — вооруженные силы.


Та же швейцарская модель обороны — мирное, нейтральное государство за неделю может провести мобилизацию и выставить несколько миллионов человек.


Национальная безопасность и оборона — это такая многослойная, структурированная вещь. И можно брать от поляков их опыт и переносить на нас. Никто в Европе этого не боится. И это как раз не нарушает монополию государства на насилие, о чем так часто говорит и президент, и министр обороны, и другие должностные лица. Беда лишь в том, что наша власть часто своего же народа боится больше, чем внешнего врага. Я думаю, именно поэтому и происходят такие задержки, как с моим законопроектом о добровольческой армии. Во время войны происходят! Хотя сделать это можно было бы за пару недель. Президент вносит законопроект как первоочередной, за него голосуют — он вступает в силу и начинает работать.


К тому же, я не раз уже говорил: я готов участвовать в формировании этой армии, но не претендую на то, чтобы ею управлять. Я себе пойду — и пусть они дальше себе делают. Главное — правильно наладить систему и сделать так, чтобы не чиновники решали, какой она будет. Потому что когда чиновник влезает, то все уничтожается в конце концов. А чтобы это была народная инициатива. Только на народной инициативе такие проекты можно строить. И не иначе.

Я еще в январе говорил с президентом — он сказал: «Я подумаю». И, вот, думает и сегодня. До сих пор нет конкретики. Хотя во время войны так долго думать по таким вопросам как раз и нельзя.