Приход Дональда Трампа к власти — важнейшее политическое изменение текущего столетия. Фатальное притяжение Путина и Трампа предвещает, что в скором будущем произойдет еще много важного в области внешней политики. Несмотря на санкции, дипломатическую войну и острую риторику с обеих сторон, Москва не перестала верить в Трампа и его предвыборные обещания. И особенно в то, что он готов нормализировать нарушенные взаимоотношения между США и Россией, а также ограничить гегемонию Соединенных Штатов. На первый взгляд может показаться, что при Трампе американо-российские отношения окончательно разрушились, но на самом деле это только первое впечатление.


Ведь как иначе воспринимать похвалу, которую глава российского МИДа Сергей Лавров высказал в адрес Трампа и его речи на 72-й сессии Генеральной ассамблеи ООН? Сарказм? Нет. В отличие от россиян, западным СМИ выступление Трампа не понравилось. Они в первую очередь подчеркивают его громкие угрозы в адрес Северной Кореи, но, поверьте, в Пекине все воспринимают не так серьезно. Китайцы понимают, что демонизация Северной Кореи на самом деле является частью большой игры между Вашингтоном и Пекином, поэтому не выказывают обеспокоенности. Никто всерьез не верит, что США действительно могут напасть на Северную Корею, потому что логика подсказывает: Вашингтону это невыгодно. Кстати, Трамп вскоре посетит Пекин, и вполне в его стиле в преддверии визита поднять шумиху.


Главное, что упустили западные СМИ, выдвинули на первый план россияне. Речь о том, что Трамп поблагодарил Россию и Китай за поддержку при введении санкций против Северной Кореи. Цитируются слова Трампа о том, что «мы обязаны защитить интересы своих государств от Украины до Южно-Китайского моря» и «миру необходима коалиция сильных независимых стран, которые используют свой суверенитет для продвижения мира». И особенно часто упоминается та часть, где Трамп сказал: «Разные культуры — разные мечты. Страны не просто сосуществуют, но работают друг с другом плечом к плечу, на основе взаимного уважения».


Что касается Ирана, к которому была обращена вторая конкретная угроза, высказанная Трампом во время 40-минутной речи, то в Москве эти слова истолковали как необходимость. Так США укрепляют позицию в арабском мире. Несмотря на то, что американский президент назвал позорным ядерный договор с Ираном, в котором, кстати, в качестве партнера выступает и его страна тоже, в Москве отмечают, что Трамп не сказал ничего о выходе из этого договора. Это также могло обрадовать Лаврова, потому что Трамп косвенно дал понять, что США, Россия и Китай — равноправные державы.


Лавров дал краткую оценку речи Трампа, назвав ее «примечательной», но особенно в подробности не вдавался. Вместо него все объяснили российские журналисты. Несомненно, они получили детальную информацию, возможно, даже из Министерства иностранных дел РФ. И в их комментариях можно прочитать, что в выступлении Трампа не было пустых фраз — речь отразила его принципиальную позицию. Поскольку Трамп — противник глобализации, он хочет вернуть Америке ее утраченный национальный суверенитет. В выступлении во время 72-й сессии Генассамблеи ООН Трамп представил свой план.


Трамп исходит из намерения превратить Америку в величайшую державу мира, но он не хочет делать мир глобальной транснациональной империей. Поэтому Лавров рассматривает план Трампа как желание преобразовать Америку из гегемона в самое сильное национальное государство мира. Этот план стратегически соответствует интересам России. Создается впечатление, что и китайцы были бы не против такого плана. Ведь в Нью-Йорке Трамп сказал, в частности, следующее: «Мы руководствуемся результатами, а не идеологией, и проводим политику реализма, основанного на принципах». Затем Трамп в очередной раз подчеркнул, что «сильные и независимые государства незаменимы».


В Москве эту позицию трактуют как полностью соответствующую позиции Путина, предполагающую, в частности, что однополярному миру пришел конец. Кстати, подобный план Трампа обеспокоил глобалистов как в Европе, так и в США. Вероятно, поэтому мы читаем о том, что обезумевший Трамп готов развязать большую войну. Может и так, но только если Америке будет угрожать серьезная опасность. Транслируя послание миру, прежде всего Москве и Пекину, Трамп призывает их проделать свою часть работы, чтобы защитить мир и в том числе США, от обезумевшей Северной Кореи. Правда, большой вопрос, действительно ли Ким Чен Ын настолько безумен, чтобы не понимать: нападение на другую страну станет для него самоубийством.


Среди высказываний Трампа, на которых акцентировала внимание американская пресса, часто выделялась критика ядерного договора с Ираном, достигнутого администрацией Барака Обамы. Также подчеркивалось, что Трамп не сможет рассчитывать на поддержку Европы после выхода из договора. Давайте вспомним, что Трамп и не говорил об отказе от договоренностей, однако факт в том, что Европу его речь обеспокоила. Вот уже несколько месяцев европейские лидеры пугают Трампом своих избирателей. Следует полагать, что Трамп действительно хотел взволновать Европу, а также продолжить критику политики Обамы. Все это можно истолковать как послание в адрес американской общественности.


Некоторые американские издания написали, что риторика Трампа была милитаристской, подкрепив свои заявления словами аналитиков, которые утверждают: вызовы 21 века глобальны по своей сути. Иными словами, они говорили о том, насколько отказ от глобализма нецелесообразен. Пожалуй, сам по себе глобализм бесспорен с тех пор, как земной шар опутала сеть интернета. Однако, вероятно, все-таки желание либерального Вашингтона поставить глобализм на службу собственным интересам, а не интересам мира является спорным.


Символом поражения подобной позиции и такого рода глобализма является, конечно, Хиллари Клинтон, бывший госсекретарь США и кандидат, проигравший на президентских выборах в ноябре прошлого года. Ей выпало нести крест поражения, и это тяжелая доля, поскольку клеймо «проигравший» — один из худших приговоров, которые способен вынести капитализм. Клинтон неустанно продолжает попытки оправдать свой провал, делая выпады в сторону российского президента Путина, и переходит с канала на канал, где рассказывает о своей книге «Что произошло».


Так, несколько дней назад в юмористической программе Хиллари Клинтон говорила о позе, в которой привык сидеть Путин — с широко расставленными ногами, а также о личной неприязни Путина лично к ней прежде всего потому, что она — женщина. По словам Клинтон, Путин взбешен распадом Советского Союза и именно поэтому видит в США главного соперника. «Он хочет разорвать американо-европейский союз», — заявила Хиллари Клинтон.


Не нужно быть внешнеполитическим экспертом, чтобы из этих нескольких фраз заключить, кто на самом деле застрял в прошлом, а кто идет в будущее. В Кремле лишь отметили, что Путин не испытывает никаких личных эмоций к Хиллари Клинтон и не собирается читать ее книгу.


Слом неолиберальной власти, воплощенный в проигравшем американском кандидате в президенты, с каждым днем все очевиднее. А это одновременно означает, что крепнет власть Трампа. Мы знали, что он будет непредсказуем. Мы знали, что он будет политически некорректен, и знали, что он, как бульдозер, будет прокладывать себе путь к цели. С самого начала Путин поддерживает его намерения и избегает резких заявлений даже тогда, когда это кажется нелогичным. Почему он так поступает?


Вероятно потому, что верит: Трамп, как и сам Путин, — это человек, который реально смотрит на вещи, который не отягощен идеологией и с которым можно выстраивать новое будущее мира.