«В последние годы отношения с Японией продвинулись сразу на два шага». Владивосток — дальневосточная прихожая России. Губернатор Приморья Владимир Миклушевский высоко оценил желание японского правительства развивать экономическое сотрудничество с Россией.


Естественно, губернатор приветствует инициативу премьер-министра Японии Синдзо Абэ. В прошлом году японский лидер представил план экономического сотрудничества с Россией по восьми направлениям: медицина, здравоохранение, развитие городов, а также дальневосточной промышленности и так далее. Даже была создана новая должность — министр экономического сотрудничества с Россией. Более того, сам премьер в течение двух последних лет принимает участие в Восточном экономическом форуме, который проводится ежегодно в сентябре во Владивостоке.


Между тем начало распространяться недовольство: Япония сотрудничает только на словах, реальные шаги отсутствуют. Губернатор также отметил: «Ошибочно полагать, что все идеально. Необходимо увеличивать торговлю и инвестиции».


На Восточном экономическом форуме в этом году президент Путин выразился еще язвительнее: «За последние два года в дальневосточный регион зарубежные страны инвестировали около девяти миллиардов долларов. 80% — это инвестиции нашего друга Китая». После этих слов Путин предложил премьеру Абэ: «Может быть, Японии следует повысить должность министра экономического сотрудничества с Россией до вице-премьера и активнее продвигать бизнес японских компаний на российском рынке?». Его заявление было шуточным, но вместе с тем крайне ироничным.


Основная цель администрации Абэ, идущей на сближение с Россией, состоит в том, чтобы решить проблему «северных территорий» и заключить с РФ мирный договор. Экономическое сотрудничество позиционируется в качестве подготовки условий для подписания мирного договора, однако нельзя не отметить, что эффект от него становится все более размытым.


Итак, какова же ситуация вокруг территориальных переговоров? В конце прошлого года главы России и Японии договорились реализовать совместную хоздеятельность на Курилах, что должно было напрямую способствовать подписанию мирного соглашения. Во время недавней встречи в верхах во Владивостоке было определено пять приоритетных сфер: туризм, аквакультура и прочие.


По словам председателя правительства Сахалинской области Веры Щербиной, в ведении которой находятся «северные территории», Россия предложила 28 проектов, Япония — 34. В конечном итоге было отобрано пять проектов. Щербина подчеркнула, что наиболее перспективным является туризм. Сначала необходимо как можно скорее создать туры для осмотра четырех островов с борта круизных судов, а затем заниматься подготовкой туристической инфраструктуры.


Между тем японская сторона требует, чтобы совместная хоздеятельность была основана на «особой системе», которая не нарушит позиции обеих сторон по вопросу суверенитета на четыре острова. Директор Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН Виктор Ларин отмечает: «Чтобы определить юридическую систему и другие детали сотрудничества, необходим длительный консультативный процесс. Япония оптимистично рассчитывает на то, что совместная хоздеятельность постепенно приведет к урегулированию территориальной проблемы, однако на это потребуется очень много времени».


На этом фоне российская сторона начала оказывать давление на Японию. В прошлом месяце федеральные власти создали территорию опережающего развития (ТОР) на Шикотане. Подобная зона создается на «северных территориях» впервые. Некоторые эксперты полагают, что Москву взбесило отсутствие развития российско-японской совместной хоздеятельности.


По мнению Ларина, выход китайских компаний на российский рынок представляет угрозу для Японии, однако сама по себе ТОР не будет препятствовать совместной хоздеятельности. Какова же ситуация на самом деле?


И в России есть компании, которые жаждут расширить свой бизнес, воспользовавшись особыми зонами. Одна из них — «Гидрострой», ставшая в России авторитетной рыбоперерабатывающей компанией. «Гидрострой» базируется на Итурупе. Он начал заниматься строительством и туризмом. На «северных территориях» это крупнейшее предприятие.


Штаб-квартира компании находится в Южно-Сахалинске. «Компании приветствуют такие особые условия, как налоговые льготы», — говорит директор «Гидростроя» Юрий Светликов. Он выразил намерение активно расширять свой бизнес на Шикотане: планируется построить завод по переработке японских сардин.


Светликов одобряет российско-японскую совместную хоздеятельность, однако при этом он подчеркнул: «Пока этим еще никто не занимается. Следует сосредоточиться только на проектах, которые принесут взаимную выгоду». Он дал понять, что совместная хоздеятельность не должна нарушать интересы «Гидростроя».


В Советско-японской декларации 1956 года говорится о том, что Шикотан наряду с Хабомаем должен быть передан Японии после подписания мирного договора. Стена между Россией и Японией, из-за которой затрудняется решение территориальной проблемы, не только не уменьшается, а, наоборот, постепенно растет.