Израильтяне и турки, египтяне и иорданцы — все они проторили дорогу в Кремль, надеясь на то, что новый хозяин Ближнего Востока Владимир Путин защитит их интересы и решит их проблемы.


Теперь в эту очередь встал король Саудовской Аравии Салман, который на этой неделе станет первым саудовским монархом, посещающим Москву. Главная цель его визита — усмирить Иран, который является близким союзником России и кровным врагом большинства стран Персидского залива.


До недавнего времени все эти лидеры ездили решать свои проблемы только в Вашингтон. Но сейчас американское влияние в ближневосточном регионе заметно ослабло, о чем свидетельствуют результаты российской военной интервенции в Сирии, которая укрепила позиции президента Башара аль-Асада, несмотря на настойчивые заявления Америки о необходимости его ухода.


«Это изменило ситуацию и соотношение сил на Ближнем Востоке», — говорит Деннис Росс (Dennis Ross), руководивший американскими делегациями на ближневосточных мирных переговорах, а также дававший рекомендации нескольким президентам США, начиная с Джорджа Буша-старшего и кончая Бараком Обамой. «Путин добился успеха и превратил Россию в решающий фактор на Ближнем Востоке. Вот почему ближневосточные визитеры нескончаемым потоком едут в Москву», — отмечает он.


Но успех порождает свои собственные проблемы. Противоречащих друг другу требований становится все больше, и Москве будет очень нелегко удовлетворить всех визитеров. «Чем больше пытаешься договориться со всеми сторонами, тем больше убеждаешься, что это очень сложная игра», — заявляет Росс.


Во времена холодной войны Москва обладала большим влиянием на Ближнем Востоке, вооружая арабские государства, боровшиеся с Израилем. Это влияние исчезло вместе с крахом коммунизма. Когда Соединенные Штаты вторглись в Ирак, чтобы свергнуть Саддама Хусейна, Россия оказалась в роли стороннего наблюдателя, поскольку могла только протестовать.


Но ситуация начала меняться в 2013 году, когда Соединенные Штаты под руководством Обамы решили отказаться от нападения на режим Асада. Два года спустя Путин направил свои войска и авиацию на защиту сирийского диктатора.


Добиваясь результатов


Ближневосточные союзники Америки в большинстве своем были твердо убеждены в том, что Асад должен уйти. Они испытали глубокое разочарование, когда Америка отказалась использовать свою военную мощь, чтобы заставить Асада покинуть свой пост.


Влияние России в ближневосточном регионе усилилось из-за того, что «Обама позволил ей это сделать», говорит профессор филиала университета имени Короля Фейсала в Джидде Халед Батарфи (Khaled Batarfi). «К сожалению, он увел Америку с Ближнего Востока».


Такую точку зрения разделяют очень многие. В прошлом месяце об этом резко заявил турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган, который на протяжении нескольких лет убеждал американцев начать военные действия против Асада. «Переговоры с США не могли дать никаких результатов», — сказал он.


И вот теперь Турция присоединилась к России и Ирану, и они совместными усилиями разработали план по деэскалации конфликта. «Это дало результат», — сказал Эрдоган. Два года тому назад разногласия между Путиным и Эрдоганом дошли до точки кипения после того, как турецкие военные сбили российский самолет на сирийской границе. В прошлую пятницу российский президент прилетел в Анкару, чтобы поужинать со своим турецким коллегой и «другом», который согласился купить российские зенитно-ракетные комплексы С-400, вызвав раздражение у членов НАТО.


«А вот и король»


Между тем, саудовцы, финансировавшие повстанцев в их борьбе против Асада, сегодня сотрудничают с Россией, уговаривая оппозицию объединиться и вступить в мирные переговоры, которые наверняка укрепят позиции и власть сирийского руководителя.


Ближневосточное союзники Америки в большинстве своем приветствовали избрание нового американского президента и положительно отреагировали на жесткие заявления Дональда Трампа в адрес Ирана. Но пока Трамп придерживается в основном той же самой политики в Сирии, которую проводил его предшественник, сосредоточившись на борьбе с «Исламским государством» (запрещенная в России организация — прим. пер.), а не с Асадом.


Таким образом, требования о смене режима в Сирии отошли на второй план, а приоритеты изменились. Саудовская Аравия и прочие страны Персидского залива призывают Россию снизить роль Ирана в Сирии, где «Хезболла» и прочие группировки шиитских боевиков при поддержке Тегерана выступают в качестве штурмовых отрядов в ходе наступления Асада.


«России лучше всего не вставать ни на чью сторону. Это главный сигнал, — говорит работающий в Объединенных Арабских Эмиратах политолог Абдулхалек Абдулла (Abdulkhaleq Abdulla). — Есть король, представляющий государства Персидского залива и обладающий большим геополитическим весом, и этот король едет в Россию. Россия должна принять это во внимание».


Но близкий к Кремлю источник заявляет, что Путин не изменит свою позицию в отношении Ирана в угоду пожеланиям Саудовской Аравии.


Израильский премьер-министр Биньямин Нетаньяху, который за последние полтора года четыре раза побывал в России, тоже не сумел изменить точку зрения российского лидера.


В августе Нетаньяху сказал Путину, что усиление Ирана в Сирии «недопустимо». В сентябре он рассказал CNN, что иранцы пытаются «колонизировать» Сирию, чтобы «уничтожить нас и захватить Ближний Восток».

Президент РФ Владимир Путин и премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху во время встречи. 23 августа 2017


Тем не менее, Россия ответила отказом на требование Нетаньяху создать в Сирии буферную зону шириной 60 километров, которая отделила бы иранские войска и отряды «Хезболлы» от израильской границы. Об этом сообщил осведомленный московский источник. Вместо этого Россия предложила создать 5-километровую зону отчуждения. Москва также отвергла требования США сделать реку Евфрат разграничительной линией между сирийскими правительственными войсками и силами оппозиции, которые пользуются поддержкой США. Это привело к настоящей гонке за захват территорий у отступающих боевиков ИГИЛ в этом стратегически важном и имеющем большие нефтяные запасы приграничном регионе.


Между тем Россия весьма успешно поддерживает контакты со всеми сторонами, в том числе с Ираном, Саудовской Аравией, радикальной исламистской группировкой Палестины ХАМАС и Израилем, говорит Айхам Камиль (Ayham Kamel), работающий директором по Ближнему Востоку и Северной Африке в Eurasia Group.


Россия не уступила в вопросе буферной зоны, но у нее есть определенное взаимопонимание с Израилем, позволяющее ему наносить авиаудары по силам «Хезболлы» в Сирии, говорит генеральный директор созданного Кремлем Российского совета по международным делам Андрей Кортунов.


Россия вместе с Египтом выступает в качестве посредника, пытаясь положить конец длящемуся уже 10 лет внутрипалестинскому расколу между организацией ФАТХ на Западном берегу реки Иордан и группировкой ХАМАС в секторе Газа. Путин также пригласил в Москву противоборствующие ливийские группировки, сделав это после того, как другие страны не сумели добиться успеха в достижении мира в этой стране. Россия стала ведущим инвестором в иракском Курдистане, где находятся большие запасы нефти, а также одной из немногих мировых держав, которая не стала осуждать проведенное там недавно голосование по вопросу независимости.


В экономическом плане борьба за влияние на Ближнем Востоке кажется неравной — ведь ВВП Америки в 13 раз больше российского. Но это не всегда является решающим фактором, говорит Александр Зотов, который с 1989 по 1994 год работал российским послом в Сирии. «Иногда бывает так, что на ринг выходят два боксера: один огромный, с бугристыми мускулами, а второй маленький, но юркий, обладающий более совершенной техникой боя», — отмечает он.


Россия начала усиливать свои позиции на Ближнем Востоке, когда американские политические руководители стали активно заниматься Азией, а американское общество устало от ближневосточных войн, что признают и Обама, и Трамп.


«Вашингтон по-прежнему является незаменимой силой в этом регионе, — говорит Камиль из Eurasia Group. — Но его преданность традиционным альянсам ослабевает, из-за чего региональные лидеры стараются подстраховаться и ищут запасные варианты. Сегодня все взоры обращены на Кремль».


Статья подготовлена при участии Дэвида Уэйнера (David Wainer) и Ильи Архипова.