Несвященный союз, состоящий из режима Дамаска, России, Ирана и Хезболлы вот-вот подавит все сопротивление в Сирии. Война все еще продолжается, но, похоже, исход ее предрешен: диктатор Башар Асад остается у власти. Позиции сирийского режима сейчас сильнее, чем когда-либо с момента начала гражданской войны в 2011 году.


Этого бы не было, если бы не военное вмешательство России в 2015 году. Победа режима в Алеппо прошлой зимой стала поворотным пунктом в войне. Она означала также, что возможностям мятежников контролировать страну в целом пришел конец.


Россия вывела из игры США


В сирийском конфликте Россия вывела из игры США — в дипломатическом, политическом и военном отношении — и обеспечила себе плацдарм на Ближнем Востоке. В ходе переговоров в Астане, в которых также принимали участие Иран и Турция, России удалось установить перемирие в нескольких частях страны.


Как воюющая сторона и важнейший союзник режима Россия несет ответственность за стабилизацию в стране. Эта задача будет посложнее, чем бомбить мятежников.


В Ираке США довелось убедиться в правдивости старого правила о том, что «за то, что разрушаешь, надо платить». США свергли диктатора Саддама Хуссейна, распустили его аппарат власти и иракскую армию. Ценой стала кровавая сектантская гражданская война, радикализация и создание предтечи так называемого Исламского государства (ИГИЛ, террористическая организация, запрещена в РФ, — прим. ред.), которая постепенно превратилась в глобальную угрозу.


Российское прямое военное вмешательство в Сирии пришлось на критический момент в войне. Сирия спасает режим Асада. Россия пришла не для того, чтобы заниматься государственным строительством, и вовсе не затем, чтобы проводить демократизацию, о чем администрация Буша говорила в Ираке. Но Россия не может снять с себя ответственность за то, что происходит, когда война близится к концу.

 

Страна в руинах


Никто не может с уверенностью сказать, сколько жизней унесла война. Высказываются разные предположения — от 330 тысяч до почти 500 тысяч человек. 11 миллионов вынуждены были бежать из родных мест, около половины из них — внутренние беженцы.


Асад правит страной, лежащей в руинах, территория которой сократилась, а население расколото. Предположения о том, во что обойдется восстановление, тоже варьируются: от 1 500 миллиардов до 2 400 миллиардов крон. Кто будет платить по счетам?


Сирия — банкрот. Богатые нефтяные государства Персидского залива могли бы помочь, но великодушие исчезло, когда их сторона проиграла. Все больше лидеров государств неохотно признают то, что Асад остается у власти, но друзей на международной арене у него нет.


«Мы не допустим, чтобы враги и соперники политическим путем достигли того, чего им не удалось достичь с помощью терроризма», —заявил Асад в августе. Он не хочет принимать помощь от стран, поддерживавших оппозицию.


Вместо этого Асад сказал, что хочет обратиться к Азии, чтобы получить помощь в восстановлении. Но при отсутствии политического договора, пользующегося широкой международной поддержкой, не будет ни мира, ни восстановления.


Неудавшееся государство


До войны Сирия была в арабском мире так называемой страной средних доходов. Да, экономические различия между городом и деревней были большими, но сейчас война сделала бедными почти всех. 85% населения живет за чертой бедности. 27% зданий разрушены.


Без восстановления и примирения Сирия на долгие годы превратится в неудачное и нестабильное государство, в котором будет насилие, нерешенные конфликты и социальные бедствия. Существует большая опасность того, что вооруженные исламисты продолжат свою кампанию террора.


Сегодня режим контролирует лишь примерно половину территории Сирии и две трети населения. Курдские силы контролируют почти четверть территории страны, а оставшуюся часть контролируют различные группы мятежников. В провинции Идлиб на севере страны мятежники сопротивляются, многие из них связаны с Аль-Каидой (террористическая организация, запрещена в РФ, — прим. ред.). На востоке в спешке отступает ИГИЛ. Террористов теснят как вооруженные силы режима, так и его союзники, помимо ополчения, поддерживаемого США. На территориях, подконтрольных мятежникам, есть и другие карманы. Правительственные войска ведут наступление, но сразиться предстоит еще за очень многое.


Жутко


«Мы лишились лучшей нашей молодежи и нашей инфраструктуры. Но зато мы получили более здоровое и однородное общество», — заявил диктатор Башар Асад в Дамаске.


Возможно, он воспринимает войну как очищение. Для гражданского населения Сирии война стала ужасным и бесконечным кошмаром.


Асад с самого начала называл мятежников террористами, даже когда речь шла о его собственных соотечественниках, проводивших мирные демонстрации с требованиями реформ. То, что было народным восстанием, быстро превратилось в вооруженный мятеж, когда правительство ответило использованием жестокого насилия. Потом правительственные силы напали на города, находившиеся под контролем мятежников, используя все, что было у них в арсеналах. Позднее заявили о себе ИГИЛ и Аль-Каида, и таким образом пророчества Асада о международном терроре сбылись. Гражданское население либо стало жертвами бомбардировок режима, либо испытало на себе преступления террористов.


Такие страдания не ведут к созданию здорового и однородного общества. Они создают почву для будущих катастроф.