Нет ничего, что можно было бы назвать восстановлением Сирии, как нет и стремлений к этому со стороны Ливана, в частности, или со стороны арабских стран в целом. Даже Китай, который считал, что ему, возможно, необходимо сделать ставку на восстановление Сирии, пересмотрел свою позицию, основываясь на хорошо информированном источнике, который присутствовал на встрече в Бейруте, посвященной анализу будущего Сирии.


Есть люди, которые продвигают китайские интересы к порту Триполи на севере Ливана. Он необходим для развития инфраструктуры, чтобы иметь возможность поставлять все необходимое для восстановления Сирии.


Со временем оказалось, что подобные устремления больше невозможны для Китая. Также невозможно рассмотреть вопрос о строительстве дорог в Ливане, которые свяжут Триполи, другие ливанские города с сирийской территорией, тем самым облегчая задачу проезда больших грузовиков с тяжелыми грузами. Не все дороги могут выдержать такие перевозки, когда каждый грузовик перевозит строительные материалы весом в несколько тонн.


Администрация США не хочет ничего слышать о восстановлении Сирии. Она призвала Всемирный банк перестать думать об этом, чтобы избежать пустой траты времени.


Сама Европа не знает, чего хочет. Она хочет извлечь выгоду из восстановления Сирии, но неохотно предпринимает шаги в этом направлении, так как нет никаких гарантий того, что война на территории страны прекратится. Позиция Европейской комиссии была очевидна и ранее: у нее отсутствует какая-либо реальная заинтересованность в содействии восстановлению Сирии.


В конце концов, существует Всемирный банк, который возьмется за финансирование любого проекта в стране при содействии, по меньшей мере, пяти стран. Более того, пока неизвестно, каковы будут пределы любой такой опеки и как сирийская территория будет распределена на зоны влияния России, Ирана, Израиля, Турции и, конечно же, Соединенных Штатов.


Самое смешное во всем, что связано с восстановлением Сирии, то, что правящий режим поставляет ложь такого рода с явной иранской помощью. Иран отказывается признать, что он не может оставаться в Сирии в долгосрочной перспективе, несмотря на все соглашения, которые он подписал с незаконным правительством и на всю помощь деньгами, людьми и ополченцами, которые сыграли ключевую роль в продолжении войны против сирийского народа и страны.


Россия подписывает соглашения и принимает делегации сторонников режима только для того, чтобы лишний раз подтвердить, что будущее Сирии в значительной степени связано с ней. Высокопоставленные должностные лица, в том числе и президент России Владимир Путин, настаивают на том, что в стране нет другого победителя. Тем более, российское военное вмешательство два года назад предотвратило падение Дамаска и всей Сирии.


Несомненно, Россия признает существование партнера на сирийской земле. Это — Иран, с которым Кремль не хочет вступать в прямую конфронтацию, хотя между двумя сторонами иногда возникает напряженность.


Но есть вопрос, который Россия задает себе ежедневно: что делать с этим непростым партнером, который хочет навязать свою опеку на основе своих религиозных убеждений?

 

Иран является партнером, который считает, что играть роль доминирующей региональной власти легко. Ему кажется, что игра по разжиганию религиозных конфликтов, инвестированию в терроризм, а также изменение характера арабских городов — это нерискованное приключение, за которое не надо отвечать, а случае чего он всегда может отказаться от тех, кто ищет его помощи.


В общем Россия подготавливает «сирийскую арену» к сделке, которую Москва сможет провести с Вашингтоном в один прекрасный день. Существует четкая военная координация между США и Россией, но пока нет политического сотрудничества или соглашений в этой области между двумя сторонами.


Единственное, что не подвергается сомнению, это то, что положение России в Сирии намного лучше, чем положение Ирана, о чем свидетельствует визит в Москву короля Салмана бен Абдул-Азиза, первый визит саудовского монарха в эту страну.


Этот визит свидетельствует о том, что Россия начала находить общий язык с теми, кто непосредственно связан с урегулированием сирийского вопроса. Любые другие разговоры о визите короля Салмана в Россию не имеют смысла. Тем более, есть те, кто считают, что Путин может убедить саудовского монарха внести свой финансовый вклад в восстановление Сирии. Есть ли здравомыслящие люди, которые могут быть уверены, что Саудовская Аравия будет финансировать иранский проект в Сирии?


История восстановления Сирии остается невероятной ложью, но сам правящий режим в Сирии не знает, что уже несколько лет находится в мусорной корзине истории. На самом деле обратный отсчет до конца существования этого режима начался в тот день, когда он прикрыл убийство Рафика Харири и его товарищей, чтобы спастись от неизбежности и превратиться в регионального игрока.

 

Женщина на улице в сирийском городе Дейр-эз-Зор


Сирийский режим по-прежнему продолжает считать, что Всемирный банк похож на любой другой банк в мире, отказываясь понимать, что штаб-квартира этого банка находится в Вашингтоне, который оказывает на него давление.


Игра по восстановлению Сирии не будет успешна, а та игра, которая ведется сегодня, никого не обманет. Откуда придут деньги на восстановление? Кто-нибудь хочет ответить на этот вопрос? У Ирана нет денег.


У России нет денег. Китай не заинтересован в том, чтобы войти в игру после изучения этого вопроса с разных точек зрения, включая ту роль, которую может сыграть порт Триполи в Ливане.


С другой стороны, у Саудовской Аравии или стран Залива нет желания внести свой вклад в восстановление, пока отсутствуют политические перспективы. Можно начать говорить о политических перспективах в тот день, когда появится надежда на политическое урегулирование, что отличается от того, что есть сейчас.


Другими словами, никто не хочет начинать процесс восстановления при отсутствии переходной фазы, которая означала бы подготовку к уходу Башара Асада из Дамаска с большим количеством окружающих его сторонников.


Мы видим попытку навязать фальшивую игру под названием «восстановление Сирии». Некоторые ливанцы считают, что такая игра ведется, и говорят о необходимости иметь дело с сирийским режимом и придать ему легитимность, чтобы Ливан смог поиметь свой кусок от «сирийского пирога».


Те, кто пытается отправить ливанских министров в Дамаск или радуется встречам с сирийскими министрами, как это произошло в Нью-Йорке между министром иностранных дел Сирии Валидом Муаллемом и министром иностранных дел Ливана Джебраном Басилем, попадают в ловушку лжи.


Просто есть сирийский режим, который все еще находится в Дамаске, питая иллюзорные надежды на содействие в восстановлении страны, и есть «Хезболла», которая продает эти иллюзии в Ливане.


Все остальное — пустая болтовня, которая не обманет никого, кроме тех, кто считает, что в Сирии все изменилось не с момента вывода его войск из Ливана в апреле 2005 года, а с начала народной революции в марте 2011 года.