У китайского председателя Си Цзиньпина — удостоверение личности за номером 0001. А после его программной речи, прозвучавшей в среду утром на открытии 19-го съезда Коммунистической партии Китая, не остается никаких сомнений в том, что он сохранит свое неоспоримое первенство на следующие пять лет, а возможно, и дольше.


Выйдя на сцену огромного Дома народных собраний в Пекине под ритмичные аплодисменты 2 280 делегатов съезда и под музыку военного оркестра, исполнявшего традиционный «Марш-приветствие», Си Цзиньпин предупредил, что «для осуществления великих мечтаний нужна великая борьба», а потом изложил свою концепцию на второй срок управления этой азиатской сверхдержавой в качестве самого сильного за многие годы лидера.


«Великое обновление китайской нации — это не прогулка в парке, не битье в барабаны и гонги», — сказал Си, выступая с рабочим докладом КПК, в котором он изложил успехи страны в экономической, культурной, военной, политической и внешнеполитической областях за последние пять лет, а также приоритетные задачи на перспективу. «Вся наша партия должна быть готова к решению еще более трудных и тяжелых задач», — сказал он.


Кто именно будет возглавлять эти усилия? Вопрос об этом будет решаться за закрытыми дверями, когда из зала выведут журналистов и операторов, а делегаты займутся настоящим делом, обсуждая и решая вопросы в составе узких конклавов. Делегаты должны избрать Центральный комитет партии в составе 200 человек, а тот в свою очередь утвердит состав главных исполнительных органов: Политбюро в количестве 25 членов и Постоянный комитет Политбюро, в который входит от пяти до девяти человек. Объявление об этом прозвучит в конце работы съезда, который продлится всю неделю. А состав данных органов станет намеком на то, насколько усилилось влияние Си Цзиньпина.


Между тем, вступительную речь Си будут тщательно препарировать, ища в ней намеки на то, чего следует ждать. Китайский руководитель все время придерживается националистической риторики, призывая партийные кадры остерегаться «ошибочной идеологии» и не принимать ее за идеологию «китайского происхождения». Демонстрируя редкую для себя открытость, он признал серьезные экономические трудности, однако пообещал, что в их преодолении решающую роль будет играть рынок. Кроме того, он пообещал углублять «реформы в сфере предложения», противореча тем самым социалистической иконографии с ее неизменными серпом, молотом и красной звездой, которые украшают зал заседаний, построенный в эпоху Мао.


Подавая позитивный сигнал иностранным инвесторам, Си заявил, что его правительство должно серьезно «ослабить ограничения на рынке» а также честно, справедливо и непредвзято относиться ко всем зарегистрированным в Китае компаниям. Вместе с тем, он постарался найти определенный баланс, заявив, что Китай также должен развивать государственный сектор. Говоря о необходимости дисциплины, Си пообещал активизировать свою масштабную антикоррупционную кампанию и призвал собравшихся делегатов отказаться от «стремления к удовольствиям, бездействию, лени и самоустранению от решения проблем». Си подтвердил свое желание реформировать вооруженные силы страны и создать армию «мирового уровня», которая «подчиняется приказам партии и способна вести и выигрывать войны». Вместе с тем, Си отверг обвинения в экспансионизме, которые прежде всего касаются деятельности Пекина в Южно-Китайском море, где его ВМС строят искусственные острова и военные объекты на них и на спорных рифах. «Китай всегда будет бороться за мир во всем мире, содействовать глобальному развитию и отстаивать международный порядок», — сказал Си.


Свою длившуюся три с половиной часа речь Си Цзиньпин закончил под громкие аплодисменты аудитории, представляющей собой огромное море из темно-синих партийных костюмов в обрамлении военной формы, а также из изысканных национальных нарядов многочисленных китайских меньшинств. Но несмотря на тщательно созданную ауру народного представительства, многие ключевые решения уже приняты элитой за кулисами без участия делегатов, а тем более 89 миллионов членов КПК и 1,4 миллиарда китайских граждан. Однако внешний мир узнает о результатах этих решений только в заключительный день работы съезда, когда в соответствии с традицией со сцены огласят состав новых комитетов.


После этого аналитики попытаются разобраться в политических приоритетах Си Цзиньпина на следующие пять лет, глядя на тех людей, которые выдвинуты на ключевые руководящие должности. Но такая наука далека от совершенства, ибо прошедший в 2012 году 18-й партийный съезд не подал даже намека на то, что определяющей чертой первого срока Си Цзиньпина на посту китайского руководителя станет антикоррупционная кампания и расширение регионального влияния Китая.


«Хочу сказать, что необходимо избегать категорических выводов о политическом курсе на второй срок Си Цзиньпина, основываясь только на кадровых перестановках», — говорит Николас Консонери (Nicholas Consonery), работающий в консалтинговой фирме для бизнеса FTI Consulting, где он занимается азиатской геополитикой.


Накануне съезда было немало предположений и догадок о том, что «мысли Си Цзиньпина» будут включены в конституцию страны, и это поставит его на один уровень с основателем коммунистического Китая Мао Цзэдуном. Однако Си в своей речи дал следующее определение правящей философии на предстоящие пять лет: «Социализм с китайской спецификой для новой эпохи». Такая формулировка больше похожа на курс прежних китайских руководителей Цзян Цзэминя и Ху Цзиньтао.


Однако это не остановило спекуляции о том, что Си может остаться у власти и после предусмотренного конституцией десятилетнего срока. По традиции в состав Постоянного комитета Политбюро должны войти 2-3 более молодых руководителя, которых прочат в кандидаты на посты председателя и премьера. Но если в конце съезда в составе Постоянного комитета Политбюро таких молодых назначенцев не будет, наверняка появятся предположения о том, что Си намерен сохранить власть в собственных руках. Еще одним признаком этого может стать решение Си Цзиньпина занять пост председателя партии, в результате чего он встанет на один уровень с Мао.


Такое решение вызовет громкую полемику и скандал, но его поддержат многие. Профессор китайских исследований из Королевского колледжа в Лондоне Керри Браун (Kerry Brown) говорит, что в рядах КПК превалирует мнение о необходимости сильного руководства, которое сможет осуществить требуемые экономические реформы. «Речь идет не o всепобеждающем и всевластном руководстве маоистского типа, которое может умалить достоинство партии, — говорит он, — а о стратегическом лидерстве, которое поможет партии стать мощной, устойчивой и долговременной силой».


Для Си очень важно, чтобы съезд не мешал ему накануне визита склонного к ляпам и неуместным поступкам американского президента Трампа в Китай, который запланирован на начало ноября. «Есть простая причина, состоящая в том, что Трамп ненадежный человек, — говорит профессор Стив Цан (Steve Tsang), работающий директором Института Китая Школы ориенталистики и африканских исследований при Лондонском университете. — Визит Трампа может существенно усилить позиции Си Цзиньпина, но может также поставить его в очень неловкое положение. Это рискованная игра».