Возможно, с избранием Дональда Трампа президентом США Россия получила то, чего она хотела, однако спустя почти год после выборов внешнеполитическое сообщество Москвы демонстрирует больше признаков беспокойства, чем триумфа.


Помимо заявлений о нейтральном отношении к результатам американских выборов, прозвучавших от чиновников и других участников устроенного Кремлем собрания российских и иностранных экспертов по России, которое состоялось на этой неделе, ощущалась глубокая обеспокоенность тем, что роль непредсказуемой и готовой на военные авантюры сверхдержавы — роль, которую Россия играла с 2014 года — возможно, постепенно переходит к США.


По мнению действующих и бывших чиновников, принявших участие в ежегодном заседании клуба «Валдай» в Сочи, Россия лишилась способности оказывать влияние на ход дебатов в Вашингтоне, не говоря уже о способности наладить испорченные отношения с США. Учитывая то, что в настоящее время продолжается расследование возможного вмешательства России в прошлогодние президентские выборы, в Вашингтоне стало опасно даже просто разговаривать с российскими дипломатами, как сказал один чиновник, выступавший на заседании по так называемым правилам Chatham House.


«Россия превратилась в мем» во внутренних политических дебатах в Америке в тот самый момент, когда «США стали главным фактором неопределенности в мире», как сказал Федор Лукьянов, директор по исследованиям клуба «Валдай» и председатель российского Совета по внешней и оборонной политике. «Никто не может спровоцировать такие волнения, какие могут спровоцировать США».


Ощущение «беспомощности»


По словам Лукьянова, все это заставило российских лидеров испытать смущение, тревогу и даже «беспомощность» после короткого периода оптимизма, который последовал за инаугурацией Трампа. Между тем, готовность Москвы «вести рискованные игры стала заметно менее выраженной». По его словам, в Сирии российские генералы настаивают на выходе России из активного конфликта. На Украине Россия недавно предложила развернуть миротворческие силы ООН в зоне конфликта.


Предупреждения России о потенциальных войнах между сверхдержавами, которые могут быть спровоцированы событиями в менее крупных странах — как это произошло в случае с Первой мировой войной — в этом году звучали гораздо отчетливее, чем на прошлых заседаниях клуба, и именно им было уделено больше всего внимания в ежегодном докладе этой организации. Риски конфликта на Корейском полуострове и провала соглашений по контролю над вооружениями остаются высокими.


Однако ничто из этого не вызывает ностальгию по Бараку Обаме и сожаления по поводу поражения Хиллари Клинтон на выборах 2016 года. Российская внешнеполитическая элита продолжает критически относиться к ним обоим.


«Мы не рассматриваем это в таком ракурсе», — сказал Сергей Кисляк, который до недавнего времени был послом России в США и который оказался в самом центре скандала с вмешательством России в американские выборы. В своем интервью он подчеркнул, что Россия не делает ставки на кандидатов в президенты США. «Мы не наивны. Мы знаем, что США подобны супертанкеру: для того, чтобы сделать крутой поворот, им требуется много времени».


Трампу не хватает свободы действий


Между тем другие эксперты были настроены менее оптимистично. Министр иностранных дел России Сергей Лавров отметил, что, по его мнению, Трамп все еще хочет поступить правильно, но косный истеблишмент лишает его свободы действий. Участники одной из дискуссий обсуждали упадок либерального глобального порядка во главе с Западом, а также вопрос о том, чем можно будет его заменить.


Там, где два бывших чиновника Госдепартамента, принявшие участие в закрытом заседании, расхваливали сильные американские институты и «взрослых людей» в администрации Трампа, способных умерить его худшие инстинкты, российский чиновник увидел заговор, призванный нивелировать результаты выборов.


Политическая инерция — это вовсе не достоинство, как сказал этот российский чиновник, который назвал республиканцев и демократов двумя крыльями одной партии, стремящейся защитить интересы элиты.


Однако у России нет иного выхода, кроме как продолжить настаивать на примирении с Западом, как сказал Андрей Кортунов, генеральный директор Российского совета по международным делам. По его словам, решение может прийти со стороны России, где в следующем году пройдут президентские выборы, но не со стороны США.


Не «второй Брежнев»


Президент Владимир Путин, который уже 18 лет руководит Россией, «не заинтересован в том, чтобы становиться вторым Брежневым», как отметил Кортунов, упоминая бывшего советского лидера Леонида Брежнева, чей долгий период правления (1964-1982) завершился экономической стагнацией. Проведение реформ связано с возможностью восстановить связи с европейскими инвесторами, и оно неизбежно повлечет за собой изменения во внешней политике. В то же время, по словам Кортунова, степень готовности к реформам будет зависеть от того, насколько уверенно будет чувствовать себя кремлевское руководство — и в этом смысле США играют ключевую роль.


Путин выступит на этой конференции в четверг, 19 октября.


Несмотря на все опровержения, российские лидеры недооценивают последствия их вмешательства в американскую президентскую кампанию, однако сейчас они уже начинают подсчитывать убытки, как сказала Анджела Стент (Angela Stent), профессор Джорджтаунского университета в Вашингтоне и бывший дипломат, проработавший в Национальном совете США по разведке с 2004 по 2006 год. «Теперь, когда непредсказуемость становится все очевиднее, я думаю, они немного напуганы».