Россия целый месяц отнекивалась от радиоактивного следа, который был обнаружен в октябре благодаря современному французскому методу моделирования.


20 ноября Россия в конечном итоге все же признала факт чрезвычайно высокой концентрации радиоактивного вещества, который был зарегистрирован в конце сентября в ряде регионов страны. Тем самым она подтвердила сообщения нескольких наблюдающих за радиационным фоном европейских ведомств.


Россия солгала?


В конце сентября несколько ведущих наблюдение за радиационным фоном европейских ведомств обнаружили в атмосфере следы рутения-106 (продукт ядерной промышленности). Во Франции Институт радиационной защиты и ядерной безопасности (IRSN) сообщил, что «наиболее вероятная зона выброса находится между Волгой и Уралом», однако не смог более точно установить его местоположение.


В середине октября «Росатом» выпустил пресс-релиз, в котором заверил об отсутствии следов рутения-106, за исключением Санкт-Петербурга. Экспертам IRSN было сложно понять, почему власти признали существование следов только в северной столице. Кроме того, они оказались крайне слабыми по сравнению с теми, что впоследствии были озвучены для расположенных в 2 000 километров к востоку городах.


Дело в том, что Россия признала факты лишь месяц спустя через «Росгидромет». Как сообщили в ведомстве, повышенное содержание радиоактивного изотопа Ru-106 было зарегистрировано в наблюдательных точках Аргаяш и Новогорный (Южный Урал) с 25 сентября по 1 октября. Кроме того, в «Росгидромете» подчеркнули, что присутствие рутения-106 было зафиксировано с 29 сентября во всех европейских странах, от Италии до севера Европы.


Серьезно ли происшествие?


Не для Франции. «Концентрация рутения-106 в воздухе, которая была зафиксирована в Европе и, в частности во Франции, безопасна для здоровья людей и окружающей среды», — уверяют в IRSN. Наибольший риск для европейского населения могут представлять импортная зелень и грибы (заражение может идти через верхние части растения или через корни), однако вероятность отравления крайне низка, поскольку для этого людям из самой высокой группы риска (дети от 2 до 7 лет) нужно было бы употребить в пищу 32 килограмма зараженных продуктов.


Но что же произошло на самом деле? Как считают в IRSN, обнаружение одного лишь рутения исключает возможность аварии на атомной электростанции: подобное происшествие означало бы присутствие в воздухе других радиоактивных частиц. По мнению специалистов, причину радиоактивного заражения следует искать, скорее, в установках по переработке или производству ядерного топлива.


Наблюдательные пункты Аргаяш и Новогорный находятся неподалеку от комплекса «Маяк», который в частности занимается переработкой использованного ядерного топлива. Как бы то ни было, на предприятии сообщили, что не занимались рутением-106 в 2017 году и не производили его уже несколько лет.


В любом случае, в IRSN отмечают, что «с учетом количества рутения-106, которое могло быть источником загрязнения атмосферы в Европе, поблизости от зоны выброса, судя по всему, было необходимо принять меры для защиты населения». Российские власти же утверждают, что наблюдавшаяся концентрация радиоактивных частиц в атмосфере была намного ниже допустимого уровня. В то же время российское представительство Greenpeace потребовало начать следствие о возможном сокрытии факта ядерной аварии.


Как IRSN стало известно о случившемся?


IRSN удалось первым установить происхождение радиационного загрязнения благодаря «обратному моделированию». Французы стали первопроходцами в этом математическом подходе.


Если проще, речь идет не о прогнозировании будущего (именно для этого чаще всего служит моделирование), а восстановлении прошлого. В данном случае нужно было определить источник радиоактивного облака на основании данных французской метеорологической службы и результатов радиологических замеров в соседних странах.


Отталкиваясь от всей этой информации, в IRSN попытались сформировать наиболее вероятный сценарий, чтобы установить зону изначального выброса, объем попавшего в атмосферу рутения, период и длительность выброса. Первый этап симуляции заключался в разделе европейской территории на звенья идентичного размера.


Далее, IRSN провел симуляцию выброса рутения в каждом из них и замерил разницу между полученными благодаря модели цифрами и реальными данными, которые были переданы европейскими партнерами (система обмена информацией сформирована после аварии в Чернобыле).