Судя по всему, россияне и египтяне вплотную подошли к подписанию стратегического соглашения огромной значимости, которое позволяет каждой из стран пользоваться воздушным пространством и авиабазами другой страны. Этот договор в первую очередь основывается на очевидной потребности двух стран в сотрудничестве в борьбе с международным исламским терроризмом (в одной из египетских мечетей недавно произошел страшный теракт, который унес жизни почти 300 человек).


Визит министра обороны в Египет 29 ноября, судя по всему, позволил уладить последние детали соглашения, которое накануне одобрил Медведев. 4 декабря Андрей Акулов (www.strategic-culture.org) посвятил подробный материал открытию для России новых стратегических перспектив в этой зоне. Они дополняют и укрепляют все то, что было достигнуто этой державой в регионе в стратегическом плане с 2012-2013 года. Как следует из приведенного ниже отрывка, Россия в некотором роде вернулась к позициям СССР в 1973 году, когда тот достиг зенита влияния на Ближнем Востоке перед его дальнейшей потерей в связи со сговором Садата с Вашингтоном, который завершился выдворением из Египта советских консультантов и войной Судного дня…


«30 ноября сообщалось, что российское правительство одобрило проект соглашения с Египтом, который позволяет каждой из стран пользоваться воздушным пространством и авиабазами другой. Проект соглашения был утвержден 28 ноября постановлением за подписью премьера Дмитрия Медведева, который поручил Министерству обороны провести переговоры с египетскими властями и подписать документ, как только обе стороны придут к договоренности.


Доступ к египетским аэропортам позволит российским военным самолетам производить дозаправку на пути в Сирию. В договоре также указывается дополнительный логистический центр, который может позволить российской авиации при необходимости свободно действовать в сирийском театре. После вступления в силу соглашение ощутимо облегчит подготовку персонала египетских ВВС [с использованием приобретенной Египтом новой российской техники]. Документ не касается самолетов электронной разведки и военных транспортников, перевозящих опасные грузы. Он должен быть заключен на пятилетний срок с возможностью продления.


The New York Times полагает, что все это является «оскорблением для администрации Трампа», поскольку представляет собой «новое расширение российского влияния на Ближнем Востоке в связи с сотрудничеством с одним из ближайших союзников Вашингтона». По мнению источника, в случае реализации договор выведет российское военное присутствие в регионе на небывалый уровень с 1973 года. Если конкретнее, присутствие российских самолетов в Египте создало бы опасения насчет операционной безопасности американского военного персонала и потребовало бы координации с американской военной авиацией в одном воздушном пространстве.


The New York Times цитирует аналитиков, которые утверждают, что готовность Каира пустить российскую авиацию на свои авиабазы свидетельствует о спаде влияния США в регионе. «Сила не терпит вакуума, и если США отступают, мы не можем рассчитывать, что мир станет нас ждать», — уверен Мэтью Спенс (Matthew Spence), бывший заместитель министра обороны по ближневосточной политике в администрации Обамы.


Египет находится в необычном положении. Он является традиционным союзником США и Саудовской Аравии (по большей части в силу их финансовой поддержки), однако его стратегическая позиция меняется таким образом, что все больше подталкивает его к противостоянию с ними. Как известно, США и Саудовская Аравия — два главных кукловода исламского терроризма, на противостоянии с которым маршал Ас-Сиси построил взятие власти, прогнав «Братьев-мусульман» (террористическая организация запрещена в РФ — прим.ред.) и политику национальной безопасности. Египет стал целью страшных и дестабилизирующих страну терактов, которые устроили получающие поддержку от его «союзников» боевики. Недавняя трагедия в мечети с 300 погибшими лишь подтвердила эту стратегическую направленность и, возможно, даже стала решающим символическим и психологическим фактором для подписания стратегического соглашения с Россией по использованию военных баз и воздушного пространства.


Для России же договор стал беспрецедентным стратегическим триумфом. Россия уже сейчас является очень значимым поставщиком оружия для Египта, что идет в ущерб его традиционным клиентским отношениям с американским ВПК с конца 1970-х годов. Как бы то ни было, договор идет гораздо дальше и представляет собой настоящую смену главного стратегического союзника: Египет тем самым завершает переход из американского альянса в российский. С учетом связей США с Египтом и стратегической позиции Каира, действительно можно сказать, что происходящее представляет собой «оскорбление» для США. Вывод The New York Times полностью оправдан.

Спад влияния США, общее ослабление их мощи, распад стратегических линий проецирования силы — все эти процессы только набирают обороты, как это видно с 2015 года и начала российского вмешательства в Сирии. В Вашингтоне же тем временем ведутся ожесточенные споры, чтобы понять, у кого власть, можно ли сместить президента, полностью уничтожить Северную Корею или Иран или их обоих, при условии, что мы сможем разобраться с инструкцией по ядерному оружию, а генералы будут готовы выполнить приказ, предварительно проконсультировавшись с адвокатами.