5 декабря заместитель генерального секретаря ООН Джеффри Фелтман (Jeffrey Feltman) посетил КНДР и провел переговоры с северокорейским министром иностранных дел Ли Ён Хо. Это является изнанкой того, что Совбез ООН оказался в тупике. Несмотря на многочисленные санкции, КНДР продолжает бросать вызовы. Из США и других стран поступают предложения принять жесткие меры. По всей видимости, на этом фоне ООН пытается найти ключи к диалогу. Между тем на данном этапе ООН не является посредником в диалоге, а только пытается прийти к этому.


«Других встреч не запланировано. Возможно, программа пребывания будет расширена уже на месте», — расплывчато заявил пресс-секретарь ООН Стефан Дюжаррик (Stephane Dujarric) во время пресс-конференции 4 декабря, отвечая на вопрос о том, планируется ли провести переговоры с Ким Чен Ыном. Он в очередной раз озвучил уже известное расписание, включающее переговоры с Ли Ён Хо. Заявление для СМИ, опубликованное после пресс-конференции, также было коротким. Вероятность политического урегулирования за счет диалога с лидером КНДР крайне мала, поэтому надеяться на многообещающие результаты не стоит (заявил источник в ООН).


Несмотря на это, эксперты полагают, что на отправку в КНДР высокопоставленного чиновника ООН повлияло сильное стремление генерального секретаря организации Антониу Гутерреша, который хочет снять напряжение на Корейском полуострове. Гутерреш считает ядерную и ракетную проблему КНДР глубочайшим кризисом, в котором оказалось международное сообщество. По его словам, возможно только политическое урегулирование.


В надежде на диалог в КНДР Гутерреш направил именно Фелтмана, которого считает своей правой рукой и который является выходцем из американского Госдепа, поскольку возлагает большие надежды на его дипломатическое искусство.


По словам пресс-секретаря, провести этот диалог предложил посетивший Генассамблею ООН Ли Ён Хо в ходе встречи с Гутеррешем, которая состоялась 23 сентября. Тем не менее о своем желании стать посредником ООН объявила еще до этого.


«Вы можете воспользоваться моими услугами. Я готов сделать все необходимое», — подчеркнул Гутерреш во время пресс-конференции 13 сентября. При этом он отметил, что генсек может воспользоваться своим влиянием только тогда, когда на это даст согласие Совбез, а этого еще не произошло.


Это случилось после того, как Совбез принял девятый пакет санкций в связи с тем, что КНДР 3 сентября провела ядерные испытания в шестой раз, и на повестке дня стоял вопрос о дополнительных санкциях. Тем не менее в настоящее время Совбез не в состоянии принять резолюцию о дополнительных санкциях, несмотря на то, что 29 ноября КНДР запустила новую межконтинентальную баллистическую ракету (МБР) «Хвасон-15».


Единственный оставшийся санкционный козырь — это ограничения на поставки нефти, что не может не отразиться на жизни простых граждан КНДР. Этого требуют США, однако Китай продолжает вести себя осмотрительно. То есть поскольку Совбез оказался в тупике, пришла очередь заместителя генерального секретаря.


Что касается ограничения поставок нефти, то для Китая, который оказался между двух огней: ему приходиться учитывать интересы как США, так и КНДР, визит Фелтмана в Северную Корею стал удачей (источник в Пекине).


В ходе пресс-конференции 5 декабря заместитель пресс-секретаря МИД КНР заявил: «Китай рад тому, что ООН играет конструктивную роль в вопросе урегулирования ядерной проблемы Корейского полуострова надлежащим образом».


Он пояснил, что перед тем, как отправиться в КНДР, Фелтман провел переговоры с заместителем министра иностранных дел Китая Ли Баодуном, во время которых стороны обменялись мнениями по деятельности ООН и другим проблемам, которые интересуют обе стороны. Тем не менее заместитель пресс-секретаря МИД КНР не коснулся темы ядерной и ракетной проблемы КНДР. Эксперты полагают, что Пекин следит за реакцией северокорейской стороны, которая хочет начать диалог с ООН.


КНДР исходит из обладания ядерным оружием


Причина, по которой КНДР пошла на диалог с ООН, заключается в том, что даже ее традиционные друзья Китай и Россия ввели против нее жесткие санкции. По мнению специалистов, Пхеньян посчитал, что больше не эффективно доносить свою позицию до международного сообщества через Москву и Пекин.

 

Профессор южнокорейского Университета Мёнджи Юн Хон Сок, являющийся специалистом по политике и дипломатии КНДР, отмечает: «Пхеньян хочет начать диалог с Вашингтоном после того, как его признают ядерной державой хотя бы неофициально. Существует возможность, что КНДР разъяснит данную позицию заместителю генсека и потребует, чтобы ООН стала посредником в диалоге с США».


С одной стороны, КНДР вопреки всему запустила ракету «Хвасон-15», а с другой, она относится к диалогу с США с определенным оптимизмом.


По информации российских СМИ, в ходе встречи с делегацией Государственной думы, которая посетила КНДР в конце прошлого месяца, председатель Верховного народного собрания КНДР Ким Ён Нам заявил: «Благодаря запуску "Хвасон-15″ мы достигли цели, которая состоит в том, чтобы стать ядерной державой. Теперь мы готовы сесть за стол переговоров. Тем не менее условием является признание КНДР ядерной державой».


Пхеньян и ранее стоял на своем в ООН. В ходе Генассамблей на американскую критику о ядерной угрозе КНДР подчеркивала, что ядерное оружие необходимо ей для самообороны. Тем самым она оправдывала ядерные и ракетные разработки.


Кроме того, в октябре КНДР в очередной раз направила письмо на имя генерального секретаря, в котором говорится о незаконности принятия санкционной резолюции. В соответствии с этим документом резолюция, отвергающая право любой страны использовать космическое пространство в мирных целях, нарушает Хартию ООН. В нем КНДР требует провести международную конференцию с привлечением юристов для того, чтобы обсудить международные нормы.


Более того, 20 сентября в ходе конференции ООН по правам ребенка постоянный представитель КНДР на Конференции по разоружению в Женеве Хан Дэ Сон подчеркнул: «Санкции вредят жизни и образованию детей». Он потребовал отменить санкции.


Эксперты полагают, что в ходе диалога с Фелтманом КНДР вновь заявит, что ядерное оружие и ракеты необходимы ей для самообороны, а также продемонстрирует негуманность санкций, показав заместителю генсека то, как они негативно отражаются на жизни людей.