«Российские офицеры покинут территорию Украины». Такое заявление в понедельник, 18 декабря, сделали в Министерстве иностранных дел РФ. Они это серьезно? Серьезно. Но, к сожалению, Украину покидают только те российские военные, которые находятся на территории Донбасса легально — в рамках работы Совместного центра контроля и координации прекращения огня (СЦКК). Почему Кремль отзывает своих наблюдателей и есть ли в этом риски для Украины, разбирался «Апостроф».


Никакого уважения


Совместный центр контроля и координации прекращения огня был создан в сентябре 2014 года практически сразу после заключения первых соглашений в Минске. Штаб-квартира СЦКК находится в городе Соледар Донецкой области. В рабочую группу центра вошли украинские и российские офицеры, основной задачей которых был контроль за соблюдением прекращения огня на Донбассе. Для этих целей были оборудованы специальные наблюдательные посты как на подконтрольной Украине территории, так и на оккупированной боевиками.


«Создание СЦКК — это была идея для того, чтобы выполнять Минск-1, потому что Россия была подписантом и гарантом выполнения соглашений, — рассказывает экс-замначальника Генштаба ВСУ Юрий Думанский, который разворачивал работу СЦКК в 2014 году. — Мы завели на территории Л/ДНР 48 рабочих групп, которые взяли под контроль незаконные вооруженные формирования, начали выводить технику и вооружение в определенные районы и передавать ее под контроль ОБСЕ. Это была первая функция центра. Кроме того, мы занимались вопросами восстановления инфраструктуры в буферной зоне и освобождением военнопленных». Однако Думанский отмечает, что в таком формате СЦКК работал непродолжительное время, и по факту его деятельность остановилась.


В итоге 18 декабря Россия заявила об отзыве своих 75 офицеров из СЦКК. Во-первых, россиян на Украине обижали. «Украинская сторона сознательно создавала для наших военнослужащих напряженную морально-психологическую обстановку. Имели место случаи неуважительного отношения украинских военнослужащих к своим российским коллегам», — пожаловались в МИД РФ.


Кроме того, по российской версии, ВСУ ограничивали доступ офицеров РФ к линии соприкосновения. «Дело доходило до запретов на общение с местным населением», — добавили в Москве. «Распоясавшиеся» украинцы не хотели документально регламентировать деятельность СЦКК, но самое возмутительное, что с 1 января 2018 года для граждан России, согласно решению СНБО, будет действовать новый порядок въезда на территорию Украины, который предполагает пересечение границы по биометрическим паспортам, а оставлять свои «пальчики» украинским спецслужбам российским военным как-то не по понятиям. «Эта норма неприемлема для российских военнослужащих», — заключили в МИД.


Во вторник, 19 декабря, российские офицеры со второй попытки покинули территорию, подконтрольную боевикам, пересекли линию разграничения и благополучно отправятся в Россию.


Игра Кремля


Упрекать военного противника в том, что он ограничивает врага в действиях на своей территории — это в духе россиян. «Тем более большинство российских офицеров в СЦКК — это офицеры ГРУ Генштаба РФ, по сути они выполняли разведывательные функции и даже не скрывали этого, — поясняет член парламентского комитета по вопросам нацбезопасности и обороны Дмитрий Тымчук. — Они внимательно изучали позиции войск, передвижения, дислокацию, расположение военных объектов и их содержимое. Тот факт, что украинская сторона начала их ограничивать в разведывательной деятельности, — вполне логичный шаг. Наших офицеров в СЦКК тоже ведь не везде допускают».


Правда, по словам нардепа, в последнее время разведывательная деятельность россиян в СЦКК была сведена к минимуму. «Российские офицеры усиленно мешали в начале своего пребывания на Украине, когда в силах АТО еще толком не понимали, какие у них полномочия, права и обязанности. После того, как начали понимать, выработался алгоритм противодействия, и на сегодня россияне уже не приносили большого вреда», — резюмировал Тымчук.


Но наивно полагать, что Кремль просто обиделся и отозвал свои «глаза» и «уши», которые вполне законно находились на Украине. Тогда для чего это нужно было делать? Продавить «правильных» миротворцев. Этой версии придерживаются в отечественном МИД, называя вывод российских офицеров «провокацией». Все дело в том, что, легально присутствуя на оккупированных территориях, российские военные были какой-никакой, а гарантией безопасности наблюдателей СММ ОБСЕ. «Своим решением Кремль значительно повышает риски безопасности для СММ ОБСЕ, в том числе с целью навязывания Украине и ее международным партнерам неприемлемого варианта размещения миротворцев ООН на Донбассе», — заявили в украинском Министерстве иностранных дел.


Напомним, что, по версии Кремля, миротворцы ООН должны прийти на Донбасс только на линию разграничения, чтобы обеспечить безопасность ОБСЕ. «А если ситуация с безопасностью ОБСЕ ухудшится, это позволит Путину упрекнуть международное сообщество, мол, я же вам говорил, а вы меня не слушали», — говорит экс-замначальника Генштаба ВСУ Игорь Романенко.


Но чтобы ОБСЕ стало на Донбассе небезопасно, нужно создать соответствующие условия. Тут уж Россия может выступить надежным и авторитетным гарантом и… Существенно обострить ситуацию на Донбассе. Этот план РФ для Украины прогнозирует аналитик Украинского института будущего Игар Тышкевич. «Давайте посмотрим, что происходит сегодня на Донбассе: обстрелы из „Градов", определенная степень эскалации, и мы получаем весьма вероятную ситуацию, когда градус напряженности будет расти, особенно в ближайшие месяцы, — отмечает Тышкевич. — На этом фоне оставлять своих офицеров в СЦКК для России слишком рискованно, потому как если они не будут фиксировать нарушения режима прекращения огня со стороны боевиков, то дискредитируют себя».


Кстати, попутно дискредитировать Украину перед партнерами из ЕС и США — сопутствующий бонус для РФ. «Ведь Запад воспринимает СЦКК как площадку для совместной работы и диалога между военными, параллельно с Минском, где решаются гуманитарные и политические вопросы», — добавляет Тымчук. Пойти на новый виток эскалации Кремль может для того, чтобы выйти из политического тупика. «В недавнем интервью [первый зампред комитета Госдумы РФ по делам СНГ] Константин Затулин заявил, что формат Минска как способа навязать ОРДЛО Киеву с возможностью широкой автономии на сегодня зашел в тупик. А если Украина на это не идет, значит, России необходимо повышать ставки», — констатирует Тышкевич.


Повысить ставки военной компонентой и…


Заставить Киев сесть за стол переговоров с боевиками (которые, кстати, уже успели заявить, что продолжат работу в СЦКК) — финальная задача операции «Ой, все» по выводу российских офицеров. «Россия реально заставляет и использует экономическую, дипломатическую, военную и информационную составляющие для того, чтобы Украина начала вести прямые переговоры с представителями ОРДЛО, — поясняет военный эксперт Олег Стариков. — Как только мы начнем вести такие прямые переговоры, боевики, а не Россия автоматически становятся стороной конфликта. А если Россия — не сторона конфликта, то никакой оккупации Донбасса нет. А если нет оккупации, Россия выставит нам счет за потребленные в ОРДЛО энергоресурсы. В итоге Украина будет платить за оккупацию своей территории своими деньгами».