Владимир Путин похвастался выдающимся урожаем зерновых этого года: «В этом году опять будет где-то под три процента по результатам года — рекордный урожай. Вчера Ткачев сказал: 130,5 миллиона, наверное, будет. Может быть, будет больше. Это вообще самый большой урожай за всю историю. В РСФСР, по-моему, приблизительно было 127 в 1978 году. То есть такого урожая вообще никогда не было».


Иными словами, за 39 лет — с 1978 г. по 2017 г. — сбор зерновых (и, очевидно, зернобобовых) на территории России вырос на 2,8%. По словам Путина, это рекордный, небывалый результат.


В то же время консультация с данными ФАО (Организации ООН по сельскому хозяйству и продовольствию) показывает, что за 36-летний период — с 1978 г. по 2014 г. (для более поздних лет сопоставимых данных еще нет) — урожай зерновых во всем мире вырос на 82%, без учета постсоветских государств — на 92%. При этом 72 страны смогли удвоить сборы зерновых за этот период; 37 стран смогли его утроить; 15 стран увеличили урожаи впятеро и более; пять стран нарастили его в 8 и более раз, а находящийся в пустыне Кувейт увеличил сбор зерновых в 41 раз.


На этом фоне Путин в чем-то прав: таких стран, как Россия, какие по производству зерна в течение четырех десятилетий лишь топтались на месте и смогли увеличить его сбор менее чем на 3%, оказалось совсем немного; в современном мире это действительно не совсем обычный, рекордно негативный результат.


Заявив, что по экспорту зерновых Россия вышла на первое место в мире, Путин, похоже, перепутал экспорт зерновых (у России пятое место в мире) и экспорт пшеницы (первое место). Однако предложенное им объяснение этого успеха вряд ли имеет к нему какое-либо отношение: «Мы вышли на первое место в мире по объему экспорта зерновых. Это блестящий показатель. Поэтому рост есть. На чем он основывается? Во-первых, на том, что все-таки мы преодолели два известных шока, которые пережили в середине 2014-го, в 2015 году. Какие? Это резкое снижение цен на энергоносители… И второе — внешние ограничения или так называемые санкции. Я уверен, просто уверенно это говорю, что санкции не повлияли так, как снижение цен на нефть, но все-таки повлияли».


Каким образом эти два фактора — снижение цен на энергоносители и введение внешних санкций — могли в принципе оказать ограничительное воздействие на экспорт зерновых, а преодоление этих двух шоков смогло положительно повлиять на рост экспорта зерновых — науке неизвестно.


Хотя и другие пресс-конференции Путина дали немалую пищу для изумления, все же самой богатой, как часто в последние годы, бесспорно стала украинская тема.


1. «Славянский мир сложно развивался. Сама Россия складывалась сложно, из многих славянских племен — шестнадцать или тридцать два племени. В конце концов образовалась Русь, частью которой и центром которой был Киев».


Восточнославянских племен, как рассказывают на уроках истории еще в 4 классе, было только 12 (двенадцать) — белые хорваты, бужане (дулебы, волыняне), вятичи, древляне, дреговичи, кривичи (в т.ч. кривичи псковские), поляне, радимичи, северяне, словене ильменские, тиверцы, уличи. О каких других четырех (или двадцати) восточнославянских племенах говорил Путин, — загадка.


Термин «Россия», как известно, стал применяться намного позже, чем термин «Русь». При этом термин «Россия» традиционно относят к территории, более или менее ассоциирующейся с нынешней Российской Федерацией со столицей в Москве, но не к территории Украины со столицей в Киеве.


Из 12 восточнославянских племен на территории нынешней Российской Федерации исторически проживали только четыре племени: два полностью — вятичи и словене ильменские, еще два частично — кривичи (в т.ч. кривичи псковские) и северяне.


Столичное положение Киева для рыхлого федеративного образования Древней Руси было радикально ослаблено еще в 1169 году после разгрома Киева войсками Андрея Боголюбского. В результате же Батыева погрома 1240 г. оно было утрачено полностью — причем вместе с прекращением самого существования первой версии государства Рюриковичей.


2. «И в этом смысле наши исторические, духовные и прочие корни дают мне право говорить, что в своей основе мы один народ».


Естественно, никакие исторические, духовные и прочие корни сами по себе не делают разные народы одним народом. Англичане, американцы, англоканадцы, австралийцы, новозеландцы имеют общие исторические, духовные и прочие корни, очень многое их связывает с Лондоном, более того, они говорят преимущественно на одном и том же английском языке. Тем не менее все это не делает их одним народом.


То же верно и для французов, франкобельгийцев, франкошвейцарцев, франкоканадцев, многих других франкоязычных народов Африки, Латинской Америки, Океании, с особым пиететом относящихся к Парижу; германоязычных немцев, австрийцев, швейцарцев, ценящих Вену, Берлин и Прагу; испаноязычных народов Испании и Латинской Америки, дорожащих Мадридом; арабоязычных народов Ближнего Востока и Северной Африки, совершающих хадж в Мекку.


Тем более это правило верно и для трех близких, но разных народов — русских, украинцев и белорусов, частичная историческая и духовная общность которых при наличии разных языков и культур и общем уважении к Киеву не делает их одним народом.


3. «В XIX веке… ничем вообще украинец от русского не отличался, вообще ничем».


Чтобы понять, чем украинец отличался от русского, достаточно сравнить «Энеиду» и «Наталку Полтавку» И.Котляревского с поэмами А.Пушкина, «Вечера на хуторе близ Диканьки» и «Старосветских помещиков» Н.Гоголя с его же «Мертвыми душами».


4. «Украина вошла в состав Российской империи в 1645 году тремя областями, если говорить сегодняшним языком: Киев, Чернигов и сегодняшний Житомир — там как‑то по‑другому центр назывался, — три области».


Понятно, что в 1645 г. Украина никуда не входила — до начала восстания Богдана Хмельницкого оставалось еще три года. Часть Гетманщины вошла в состав России (в соответствии с отечественной мифологией) в 1654 году — в результате Переяславской рады. Но, строго говоря, вхождение произошло лишь в 1667 г. в результате Андрусовского мира, передавшего Черниговское воеводство и левобережную часть Киевского воеводства Речи Посполитой под юрисдикцию Москвы.


Если говорить сегодняшним языком, то на этой территории в настоящее время располагаются части пяти нынешних украинских областей — Черниговской, Сумской, Харьковской, Полтавской, Днепровской.


Житомир в состав Русского царства, естественно, не входил ни в 1645 г., ни в 1654 г., ни в 1667 г. Поскольку он находится в Правобережной Украине, то он был включен в Российскую империю примерно через полтора столетия после даты, названой Путиным, — в результате второго раздела Речи Посполитой в 1793 г.


5. «Но в 1922, 1923, 1924 годах большевики почему‑то решили, что все прилегающие к исторической части Украины территории должны быть погружены во вновь создаваемую республику — Украину. Все Причерноморье ушло туда».


Так получилось, что в 1922, 1923, 1924 годах никаких изменений границы между Украиной и Россией не производилось — ни большевиками, ни кем бы то ни было еще. Изменения — в виде обмена территориями — были осуществлены лишь в 1925 г. Причем они не касались Причерноморья (…).


К сожалению, Путин уже не в первый раз использует свои выступления для распространения информации, не соответствующей действительности, в частности, относительно исторического процесса формирования территории Украины, установления ее границ, их последующих изменений. Хотя эта дезинформация уже не раз была публично опровергнута, настойчивость, с какой она регулярно им воспроизводится, позволяет предположить, что ее автор по-прежнему не отказался от реализации на деле планов, для прикрытия и оправдания которых требуется распространение такой дезинформации.