В то время, как под руководством Германии Евросоюз пытается разработать общий подход к миграции и обеспечить безопасность внешних границ Европы, страны альянса уже предприняли определенные шаги по смягчению ситуации в родных краях. Ужесточением миграционной политики занялись даже такие страны, как Швеция, Норвегия, Финляндия и Дания, десятилетиями пользовавшиеся репутацией популярных пунктов назначения миграционных потоков.

Шаги некоторых стран ЕС — например, возведение ограждений на границах, препятствующих миграции, а также ужесточение правил предоставления убежища переселенцам — самым непосредственным образом сказываются на общей атмосфере в Евросоюзе, предоставляя повод для острых дебатов.

Эффект домино

При этом такие решения порождают эффект домино. Например, когда Венгрия возвела пограничное ограждение на границе с Хорватией и Сербией, ужесточив миграционную политику, переселенцы предпочли другой маршрут — через Словению, которая, в свою очередь, возвела ограду из колючей проволоки на границе с Хорватией.

Аналогичный эффект домино наблюдается в восстановлении системы пограничного контроля. После того, как в сентябре прошлого года в связи с миграционным кризисом Германия заявила о временном восстановлении контроля на границе, примеру Берлина последовали Австрия, Словения, Венгрия, Мальта, Швеция, Франция и Норвегия.

В понедельник к числу стран ЕС и Шенгена, сообщивших о временном восстановлении пограничного контроля, примкнула и Дания. По словам премьер-министра страны Ларса Лёкке Расмуссена, для начала временный паспортный контроль будет действовать в течение десяти дней. Однако правила Шенгена оставляют возможность продлить этот срок до полугода.

«Когда другие Северные страны закрывают свои границы, это может иметь тяжелые последствия для Дании и привлечь в страну огромное количество беженцев», — таким образом, по сообщению AFP, обосновал этот шаг Расмуссен, сославшись на недавнее решение Швеции о восстановлении контроля на границе с Данией.

«Мы просто реагируем на решение Швеции. Вводим временный пограничный контроль, но делаем это сбалансированно. Это не самое веселое время», — добавил Расмуссен, назвав миграционный кризис самым крупным и сложным кризисом для всей Европы.

Восстановление контроля на границе Швеции с Данией означает, что всем путешественникам следует предъявлять удостоверение личности с фотографией. «Вся эта идея — смехотворная чепуха. Это похоже на наклеивание маленького пластыря на рану крупных размеров», — заявил интернет-порталу The Local британец Николас Бин, постоянно совершающий поездки между этими двумя странами.

На границе между Данией и Германией контроль осуществляется выборочно. По словам Расмуссена, Дания, вероятно, будет не последним государством, которое восстановит пограничный контроль. «Если ЕС не сумеет защитить свои внешние границы, многие страны будут вынужденыных вводить систему контроля на внутренних границах».

Германия отреагировала на прозвучавшее в понедельник заявление Дании напоминанием о том, что для усовершенствования системы охраны внешних границ ЕС необходима единая стратегия. «Принцип свободы передвижения важен, и это одно из главнейших достижений ЕС за последние годы, — заявил AFP представитель МИДа Германии Мартин Шеффер. — Шенген очень важен, но он в опасности».

Миграционная политика

В последние полгода миграционная политика Швеции привлекает к себе пристальное внимание. Если еще в сентябре минувшего года премьер-министр Швеции Стефан Лёвен призвал народ открыть свои сердца для беженцев, то уже через три месяца после появления 80 тысяч мигрантов глава правительства признался перед парламентом, что Швеция более не в состоянии принимать ходатайствующих о международной защите. «Ситуация стала невыносимой, Швеции нужна передышка», — заявил Лёвен.

Если Дания приняла в прошлом году 18 тысяч ходатайств о предоставлении убежища, то Швеция — 160 тысяч, что стало самым высоким показателем в Европе в пересчете на душу населения. Стоит особо отметить десятки тысяч детей-мигрантов, прибывших в Швецию без сопровождающих.

По причине прошлогоднего наплыва мигрантов в Швеции, им, например, существенно ограничено предоставление постоянного вида на жительство, введены ограничения на последующее привлечение в страну родственников переселенцев, а наряду с паспортным контролем на границе проверка документов осуществляется еще и в общественном транспорте.

В Норвегии и Финляндии объектом международного внимания стали ходатайствующие о предоставлении убежища, которые приезжают из России на велосипеде. Из-за велосипедной миграции за неделю до Нового года Финляндия ввела на двух пограничных пунктах в Лапландии, расположенных на границе с Россией, временный порядок, позволяющий пересекать границу лишь на автомобилях.

Причина, по которой тысячи выходцев из Сирии, Афганистана и Ирака принялись в прошлом году крутить педали велосипеда в окрестностях полярного круга даже в сильный мороз, когда температура воздуха понизилась на десятки градусов, состоит в том, что именно через Россию проходит миграционный маршрут в Северную Европу. Хотя по сравнению с опасной переправой на лодках через Средиземное море этот путь и является более длинным, однако, он безопасней, зачастую дешевле и быстрее.

Wall Street Journal описывает путь одного сирийского учителя по т. н. северному пути из Сирии в Европу. В кратком изложении он был таков: бежавший из Сирии в соседний Ливан 31-летний Хамах купил авиабилет до Москвы и визу, далее добрался на поезде через Петербург до Мурманска, затем на такси подъехал к границе Норвегии. Там Хамах приобрел велосипед, на котором миновал пограничный пункт в местечке Стурскуг, откуда норвежские власти и доставили ходатайствующего об убежище мигранта в столицу Норвегии.

Согласно межгосударственным соглашениям, пересечение границы пешком в этом регионе запрещено, прибытие на такси или на автобусе означало бы для водителя транспортного средства обвинение в незаконной переправке мигрантов. Однако пересечение границы на велосипеде являлось для соискателей убежища наиболее подходящим решением. Спрос на велосипеды на российской стороне настолько велик, что даже за подержанный детский велосипед приходится платить около сотни долларов.

По словам Хамаха, весь путь обошелся ему в 2400 долларов (2200 евро), из которых авиабилет из Бейрута до Москвы стоит 1600, российская виза 250, а сам велосипед 150 долларов. В общей сложности это выходит намного меньше, чем платили многие беженцы, добиравшиеся до Северной Европы через Италию и Грецию. Некоторые из них за один только поддельный паспорт выкладывали по 12 000 долларов.

Из 30 000 ходатайствующих о предоставлении убежища в Норвегии примерно 4000 человек прибыли из России. В позапрошлом году таковых было всего десять.