Решение Ангелы Меркель предоставить убежище в Германии более чем одному миллиону мигрантов из стран Ближнего Востока и Северной Африки вызвало в стране глубокие разногласия. Но больше всего споры обострились после сексуальных нападений на женщин в канун Нового года в Кельне.

И хотя полицейское расследование этих нападений еще продолжается, уже ясно, что десятки молодых женщин в городе подверглись домогательствам и были ограблены преступными группировками, которые, по описанию властей, состояли из мужчин «североафриканской или арабской внешности». Вчера были получены доказательства того, что среди сотен молодых людей, присутствовавших во время совершения нападений, были недавно прибывшие беженцы. Выступающая против иммиграции популистская партия «Альтернатива для Германии» (Alternative für Deutschland) заявила, что причиной этих бесчинств стала «гибельная иммиграционная политика предоставления убежища», которую проводит канцлер Германии.

Похоже, что причин нападения в Кельне было несколько. Отчасти вина лежит на городской полиции, начальник которой вчера подал в отставку. На протяжении нескольких лет местная полиция позволяла воровским бандам промышлять в районе железнодорожного вокзала, где и произошли нападения. Профсоюз полицейских заявляет, что 31 декабря в том месте было слишком мало полицейских — с учетом ожидаемого скопления на улицах значительного количества людей.

Однако нельзя не учитывать и другие причины этих преступлений. То, что подавляющее большинство нападавших являются выходцами из Африки или Ближнего Востока, вызывает опасения, что молодые мужчины-иммигранты недостаточно интегрированы в общество Германии. Учитывая огромный поток ищущих здесь убежища мигрантов, который в 2016 году вряд ли сократится, эта проблема становится все более актуальной.

Ангела Меркель уже давно выражает озабоченность в связи с фактическим отсутствием в Германии интеграции в общество. Она подвергла критике мультикультурализм — понятие, согласно которому люди могут жить параллельными сообществами, не обращая друг на друга внимания или не проявляя друг к другу достаточного уважения — назвав этот культурный плюрализм «притворным и показным». Иммигрантов ни в коем случае нельзя принуждать к отказу от своих языковых, религиозных и культурных корней. Но Меркель права, настойчиво повторяя, что все меньшинства должны уважать основные ценности Германии, ее демократические и человеческие права, а также признавать религиозное равенство и равноправие полов.

Для того чтобы обеспечить такую интеграцию в Германии — как и в других странах Европы — потребуется огромное терпение и значительные средства. Как бы это ни было сложно, не может быть никаких компромиссов, когда преступления совершаются группировками, состоящими из представителей какой-то расы, религии — исламской или какой-то другой. В Британии за последнее время произошло несколько инцидентов, и городские власти пока воздерживаются от заявлений о фактах насилия над детьми со стороны преступных группировок, состоящих из мужчин пакистанского происхождения, из боязни спровоцировать обострение расовых предрассудков. Похоже, что в случае с Кельном бездействие полиции объясняется той же самой причиной. Полиция Германии и государственные СМИ слишком медлили с публикацией сообщений о нападениях, видимо, из боязни разжечь негативные чувства в отношении иностранцев.

События в Кельне, несомненно, в очередной раз привлекут внимание к той благородной позиции, которую заняла Ангела Меркель в решении миграционного кризиса. Она проводит смелую политику, достойную восхищения. И теперь, когда мировая общественность в эти выходные с ужасом смотрит репортажи о голодающих в сирийском городе Мадайя, раздутая критика в адрес великой европейской страны, принимающей у себя тех, кто спасается от войны, кажется совершенно неуместной.

Однако властям Германии, умело справляющимся с огромным наплывом мигрантов на свою территорию, не стоит почивать на лаврах. Политика открытых дверей, которую проводит Ангела Меркель, принесет плоды лишь в том случае, если одновременно будут предприниматься целенаправленные действия для обеспечения интеграции, которая позволит сохранить ценности, сложившиеся в этой стране в послевоенные годы. Германия — и ее канцлер — не должны допустить повторения кельнских событий.