В воскресенье, 3 января, Саудовская Аравия попросила дипломатическую миссию Ирана покинуть страну, заявив, что нападение на ее посольство в Тегеране стало последней каплей.

В том, что страны высылают чиновников других стран в момент конфликта, нет ничего удивительного, но, по мнению аналитиков, решение Саудовской Аравии разорвать дипломатические отношения с Ираном после казни влиятельного шиитского проповедника может оказаться мрачным предвестником гораздо более серьезных проблем.

«Ситуация с разрывом дипломатических связей между Саудовской Аравией и Ираном может легко выйти из-под контроля», — считает Фаваз Джерджес (Fawaz Gerges) из Лондонской школы экономики и политологии.

Ниже приведены вопросы, которые возникают в связи с последними событиями.

Может ли дипломатическая словесная война перерасти в горячий конфликт?

По словам Джерджеса, это уже произошло — еще до того как Саудовская Аравия объявила о решении разорвать отношения с Ираном.

«Их конфликт разворачивается на арабских улицах уже давно», — добавил он.

Эти два государства уже оказались на противоположных сторонах конфликта в Сирии, Ираке, Йемене, Бахрейне и Ливане. Теперь, по его словам, вопрос заключается лишь в том, насколько ситуация может усугубиться.

«В отношениях между самыми сильными государствами Персидского залива, между суннитской Саудовской Аравией и шиитским Ираном, сложилась весьма взрывоопасная ситуация. Между ними уже разгорелась словесная война. Они уже ведут опосредованную войну… И ситуация может стать чрезвычайно опасной в ближайшие несколько недель или месяцев», — считает Джерджес.

Военный аналитик CNN генерал-лейтенант в отставке Марк Хертлинг (Mark Hertling) считает, что между Саудовской Аравией и Ираном вполне может начаться непосредственный военный конфликт.

«Это главный вопрос, — сказал он. — Все развивается очень быстро».

В чем причина напряженности в отношениях между Саудовской Аравией и Ираном?

В том, что эти государства не могут найти общий язык, нет ничего нового и удивительного.

«Иран и Саудовская Аравия не являются ни естественными союзниками, ни естественными противниками. Они являются естественными врагами, которые долгое время конкурировали, будучи ведущими производителями нефти и самопровозглашенными защитниками шиитского и суннитского ислама соответственно», — написал профессор университета Южной Флориды Мохсен Милани (Mohsen M. Milani) в своей статье 2011 года.

По словам Джерджеса, и Саудовская Аравия, и Иран стараются выставить себя жертвами, тогда как напряженность между ними продолжает расти.

«Здесь мы имеем дело не только со столкновением интерпретаций, а с гигантским разрывом, опосредованной войной, холодной войной, которая разворачивается между Саудовской Аравией и Ираном, — сказал он. — Эта война имеет отношение к геополитике. Она имеет отношение к власти и влиянию».

Почему ситуация резко ухудшилась именно сейчас?

Толчком к новой вспышке негодования стала казнь влиятельного шиитского проповедника Нимра ан-Нимра (Nimr al-Nimr) и десятков других осужденных, которая прошла в Саудовской Аравии в эти выходные.

Вскоре после этого протестующие напали на посольство Саудовской Аравии в Тегеране, закидав его коктейлями Молотова, после чего здание загорелось. Верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи (Ali Khamenei) призвал к «священному возмездию».

«Разрыв дипломатических связей был практически неизбежным, особенно учитывая чрезвычайно бурную реакцию Ирана и воззвания верховного лидера Ирана к божьему гневу, который должен пролиться на Саудовскую Аравию», — сказал аналитик CNN и ответственный редактор Quartz Бобби Гош (Bobby Ghosh).

Однако, по словам аналитиков, если разобраться в ситуации Ирана и Саудовской Аравии, то станет намного яснее, почему эти страны заинтересованы в разжигании соперничества.

«Существуют определенные внутриполитические причины, которые сейчас не позволяют этим двум странам отказаться от демонстративных нападок друг на друга», — считает Ян Бреммер (Ian Bremmer), президент консалтинговой фирмы Eurasia Group.

По его словам, Саудовская Аравия сейчас пытается справиться с падением цен на нефть и внутренним конфликтом, связанным с вопросом о том, кто станет следующим королем.

Иран, между тем, ищет способы блокировать реформаторов и действия Запада в свете недавно подписанного соглашения по ядерной программе. По словам Бреммера, власти обеих стран понимают, что разжигание националистических настроений позволит им укрепить свой авторитет внутри их государств.

«Это делает нынешний конфликт чрезвычайно опасным», — добавил Бреммер.

Чего нам стоит ожидать в ближайшие дни?

По мнению аналитиков, гневная риторика в ближайшее время не угаснет.

«Саудовская Аравия объявила: “Начинаем борьбу!”» — отметил Гош.

По мнению Джерджеса, это может повлиять на ситуацию во всем регионе.

«Мы надеялись, что в ближайшие несколько месяцев нам удастся найти дипломатическое решение сирийского конфликта. Забудьте об этом», — добавил он.

«Мы надеялись на дипломатическое решение в Йемене. Забудьте об этом… Теперь два самых мощных исламских государства в самом сердце Ближнего Востока фактически начинают непосредственную конфронтацию в противовес опосредованной войне… Поэтому мы должны крайне серьезно отнестись к эскалации этой конфронтации».