2016 год начался с настоящей бури в Персидском заливе. Напряженность в отношениях Саудовской Аравии и Ирана — или суннитов и шиитов — вышла на новый уровень. Отныне речь идет не о словах и речах, а о действиях. Саудовская абсолютная монархия казнила в субботу — в один день — 47 человек, включая шейха Нимра аль-Нимра, активно занимавшегося политической деятельностью.

Разъяренные иранские шииты не побоялись попытаться поджечь посольство Саудовской Аравии в Тегеране и устроить беспорядки перед консульством в Машхаде, религиозном центре. Они пообещали отомстить за казнь аль-Нимра.

Чтобы обнаружить причины суннитско-шиитского противостояния, следует вернуться в VII век нашей эры (в 680-й год), к битве при Кербале, когда отрубили голову Хусейну, внуку Мухаммада и сыну халифа Али — одно из самых важных событий в истории ислама в целом и в истории шиитов в частности. Впрочем, достаточно обратиться к событиям 2011 и 2012 года, к той "Арабской весне", а также к 2015 году, когда в Саудовской Аравии был зафиксирован рекордный дефицит бюджета, чтобы понять, почему королевство паникует. Сегодня Персидский залив — не только нефтяная бочка, цена на нефть постоянно снижается, это еще и пороховая бочка с высоким потенциалом взрыва. Кстати, это еще один кризис на Ближнем Востоке, никак не связанный с Израилем, с "оккупацией" или с "палестинской трагедией".

Надо понять, что шейх Нимр аль-Нимр был чем-то намного большим, нежели просто духовным авторитетом. Проповедник считался харизматичным выразителем мнения шиитского меньшинства, угрожавшим правящему саудовскому королевскому дому, который с января 2015 года возглавил король Салман бин Абд аль-Азиз. Аль-Нимр считался одним из самых выдающихся противников династии. Его часто задерживали за проповеди, подрывавшие, по мнению властей, стабильность государства. Саудовские шииты, составляющие не более 15% населения, жалуются на дискриминацию со стороны Эр-Рияда. Сунниты считают саудовских шиитов неполноценным населением.

Шииты, проживающие, в основном, на востоке страны, в богатом нефтью районе Катиф, жалуются на дискриминацию, причем небезосновательно. Им, как правило, не разрешают строить мечети или занимать посты в общественном секторе, например, в сфере просвещения.

С началом "Арабской весны" в 2011 году шейх аль-Нимр резко активизировал свою деятельность и способствовал волнениям в Саудовской Аравии, в первую очередь, участвовал в организации демонстраций протеста против саудовского вмешательства в Бахрейне, где Эр-Рияд пришел на помощь суннитской монархии, боровшейся с шиитским большинством силовыми методами. Тогда аль-Нимр требовал установить в Бахрейне власть шиитов, а Восточную провинцию Саудовской Аравии отделить от королевства и присоединить к шиитскому Бахрейну. Не больше и не меньше.

В июле 2012 года аль-Нимра арестовали во время демонстрации, переросшей в беспорядки. Были убиты два его сторонника. В 2014 году суд приговорил его к смертной казни, признав виновным в организации мятежа и в нелегальном хранении оружия. Тогда же в Нью-Йорке умерла его супруга, что усилило симпатии шиитов в отношении аль-Нимра. Он всегда категорически отрицал связи с иранским режимом.

Оглядываясь по сторонам, саудовский режим видит распад Йемена, Ирака и Сирии, нестабильность в Ливане и Иордании, и опасается за свою судьбу. Беспорядки 2012 года и сближение саудовского шиитского меньшинства с Ираном угрожают королевству. Тот факт, что Вашингтон больше не оказывает поддержку королевскому дому, усиливает в Эр-Рияде чувство неуверенности.

Западный представитель, недавно побывавший в Эр-Рияде и встречавшийся с высокопоставленными членами королевского дома, сказал мне, что во время переговоров палестинскую проблему и Израиль не упомянули ни единым словом, равно как и не вспоминали о саудовской мирной инициативе (предложенная в 2002 году инициатива о нормализации отношений арабских стран с Израилем в обмен на полное отступление к границам 1967 года и урегулированию проблемы палестинских беженцев, — прим. перев.).

Для тех израильских политиков, кто никак не может прекратить говорить о саудовской инициативе, хочу отметить, что сегодня дом Сауда занят выживанием, а не урегулированием чужих конфликтов.