Когда русские отказались от своего флагманского Штокмановского проекта, Greenpeace счел это своей победой. Но одобренное Владимиром Путиным решение было вызвано финансовыми, а не экологическими соображениями.

За несколько дней до того, как это решение было принято, Greenpeace осуществил свою первую акцию прямого действия против газпромовской платформы «Приразломная» в другой части Арктики, поэтому не удивительно, что «зеленые» заговорили о своей победе. Между тем, Штокман находится в трудном положении уже не первый год – с тех пор, как в Северной Америке окончательно развернулась «революция» сланцевого газа, заставившая снизиться североамериканские цены на природный газ.

Исходно «Газпром» рассчитывал экспортировать на судах сжиженный природный газ в новые терминалы, строившиеся в США. Однако рынок перевернулся. Теперь Америка собирается использовать эти терминалы для экспорта. Газа в стране так много, что добывающие сланцевый газ компании упаковывают свое оборудование и ищут новые возможности. Одновременно крупные новые запасы газа были обнаружены в таких местах, как Мозамбик, а на европейском газовом рынке сложилась неблагоприятная для поставщиков ситуация - не из-за низких цен, а из-за кредитного кризиса, резко уменьшившего спрос.

Читайте также: Короткие лапы Газпрома

Для «Газпрома» все это стало плохими новостями. Добыча газа на морском дне всегда выглядела дорогим и технически сложным процессом. Затраты на Штокман должны были составить от 15 до 20 миллиардов долларов – в зависимости от того, кого об этом спрашивать. Иностранные партнеры «Газпрома» утверждали: чтобы проект заработал, Москва должна предоставить ему серьезные налоговые послабления. Но даже Путин, называвший его планом «глобального значения», решил, что в таких обстоятельствах он не имеет смысла, и отказался его спасать.

Считается, что Арктика, возможно, содержит почти четверть оставшихся в мире запасов углеводородов. Однако приостановка Штокмана и неудачи гренландских проектов Cairn Energy, показывают, что, по крайней мере, в настоящее время и финансовые, и идеологические издержки разработки этих запасов слишком велики.

Запрещенные в России организации