Внезапная отставка министра обороны РФ Анатолия Сердюкова и замена его на Сергея Шойгу на фоне расследования хищений в «Оборонсервисе» может быть проявлением обострения борьбы между властными группировками в Кремле. «Мы вступили в некий новый момент госустройства, когда враждующие бюрократические кланы начинают борьбу, не ставя главного начальника страны в известность и ставя его только перед свершившимся фактом», — не исключает российский военный аналитик и политический обозреватель Александр Гольц.


В высшем руководстве России произошли по-своему неожиданные перемены. Свой пост покинул министр обороны Анатолий Сердюков, на его место назначен Сергей Шойгу, экс-глава МЧС и губернатор Московской области. О том что бы это все значило, что происходит в российской власти в Кремле и какие последствия это может иметь для страны, а также ее армии мы беседуем с военным аналитиком, журналистом Александром Гольцем.

RFI: Все говорят, что, с одной стороны отставка министра Сердюкова была неожиданностью, хотя готовилось «дело Оборонсервиса», были обыски вокруг министра и т. д. Насколько для вас стало неожиданным это решение, принятое сегодня, учитывая, кстати, тот факт, что Владимир Путин, президент России, не имеет обыкновения увольнять своих близких соратников.


Александр Гольц: Это было действительно неожиданностью. Тем более, из многих фактов было очевидно, что сам Путин не хотел увольнения Сердюкова. Поэтому можно предположить, что мы вступили в некий новый момент госустройства, когда враждующие бюрократические кланы начинают борьбу, не ставя главного начальника страны в известность и ставя его только перед свершившимся фактом уже.

— Тот факт, что Владимир Путин сегодня настаивает, т. е. его пресс-секретарь Дмитрий Песков чуть позже заявил, что именно президент лично принял решение отправить Сердюкова в отставку. Когда такие акценты расставляются, что это может значить? Действительно, может быть, все-таки именно Владимир Путин принял это решение?


— Нет. Конечно, решателем в этой истории является Владимир Путин, который должен поставить свою подпись под указом. Другой вопрос, что он допустил ситуацию до такого развития, что другого выхода у него не было. В день, когда скандал начался, и происходили все эти обыски, он демонстративно принял Сердюкова, что должно было быть для участников конфликта (сигналом — ред.) прекратить это дело. Поскольку Путин никогда не встречается с теми, кого хотел бы уволить. Но этот сигнал был проигнорирован. Телеканалы, подконтрольные правительству, федеральные каналы продолжали эту травлю Сердюкова. Это говорит о том, что в какой-то момент Путин уже не очень контролирует эти бюрократические кланы.

— А не удивляет ли вас объяснение, данное Дмитрием Песковым этой отставки? Для сегодняшней России, для ее режима несколько необычно, что министр отправлен в отставку, чтобы не мешать нормальному расследованию уголовного дела о финансовых махинациях в оборонсервисе, где предположительно похищено до 3 млрд. рублей. Удивляет вас такое объяснение?

— Послушайте, похищение 3 млрд. рублей — это сущая ерунда по сравнению с историями банка Москвы, Газпрома и прочих, прочих милых мест России. Никогда еще Путин не увольнял кого-то за препятствование расследованию коррупционных дел. Более или менее понятно, что вся эта идея с Рособоронсервисом — не более чем повод.

— Тем не менее, сегодня официальный представитель Следственного комитета Владимир Маркин заявил, что Следственный комитет может допросить Сердюкова в рамках расследования этого дела Оборонсервиса (даже нескольких уголовных дел). Станет ли Сердюков фигурантом этого уголовного дела, как вы думаете?

— Кто знает? Опять-таки, если это произойдет, это очень непохоже на Путина, который всегда бережно относился к людям, которые демонстрировали ему свою лояльность. А Сердюков именно из этой когорты.

— Как вы можете прокомментировать назначение нового министра, эту фигуру Сергея Шойгу, который, побывав всего полгода на посту губернатора Московской области, возвращается в правительство, возвращается на ключевое министерство? Что это назначение может значить для минобороны и для армии?

— Первое — конечно, это доказательство форс-мажора. Потому что очевидно, что если бы все это готовилось загодя, не было никакого смысла отправлять Шойгу губернатором в Московскую область. Второе обстоятельство — по-видимому, список эффективных менеджеров у Путина очень короткий, если единственный человек, как Сергей Кужугетович, представляет собой такого эффективного менеджера, крупного организатора.

— Что будет сегодня с военной реформой, которую проводил Анатолий Сердюков? Вы как политический комментатор известны тем, что не испытываете особой «нежности» к нынешнему российскому режиму, тем не менее, ту военную реформу, которую проводил Сердюков, вы поддерживали и даже хвалили. Что будет со всем этим? Напомните, что сделал Анатолий Сердюков на посту министра обороны.


— Сердюков провел самую радикальную реорганизацию вооруженных сил за последние полтора века. Он кардинальным образом изменил основную концепцию обороны страны, отказавшись от концепции массовой мобилизационной армии. Это очень важный шаг в организации, в реорганизации, модернизации российских вооруженных сил. Никто не знает сейчас, как повернется дело. Конечно, всей этой историей постараются воспользоваться те, кому эта реформа поперек горла. Таких людей немало.


— Некоторые аналитики говорят о том, что Сергей Шойгу — человек более близкий, понятный военным. Во-первых, он имеет звание генерала армии, хотя, в общем-то, он человек гражданский. Он делал партийную карьеру в свое время, в системе гражданской обороны сперва, потом карьеру в МЧС, и что, может быть, это назначение, отчасти, связано с тем, что власть заискивает перед армией, пытается найти у нее поддержку, и заменили гражданского министра на министра более военного. Вам кажутся эти рассуждения справедливыми?


— Последнее время военные не играли ровным счетом никакой роли в российской внутренней политике. Я не думаю, что подобные рассуждения имеют под собой основание. Что касается самого Сергея Кужугетовича, то да, действительно, у него есть успешный опыт реорганизации не всей армии, но части ее. Когда-то, как вы справедливо заметили, в начале 90-х он получил в свое распоряжение войска гражданской обороны, которые, если называть вещи своими именами, в советские времена представляли собой помойку. Туда отправляли всех проштрафившихся. И качество личного состава там было просто чудовищным. За несколько лет ему удалось сделать совсем другие войска. Войска с хорошей мотивацией — люди испытывали гордость за тот труд, который они выполняют и т. д. С неплохой зарплатой, заметим. Поэтому здесь у Шойгу будет опыт. Я не думаю, что эти генеральские погоны в данном случае играют сколько-нибудь существенную роль.

— Возвращаясь к началу разговора об изменении атмосферы и функционирования высшей российской власти, не кажется ли вам все-таки, что эта неожиданная перестановка на самом верху свидетельствует о начале некоего кризиса в элите, кризиса во власти?

— По крайней мере, нынешние «византийские» нравы решительным образом отличаются от того, что было нормой еще несколько месяцев назад, и вся история с Сердюковым об этом свидетельствует.