«С 23 сентября я объявляю голодовку и отказываюсь участвовать в рабском труде в лагере, пока начальство колонии не начнет исполнять законы и относиться к осужденным женщинам не как к выброшенному из правового поля скоту для нужд швейного производства, а как к людям», — говорится в письме, которое опубликовал в «Новой Газете» ее муж Петр Верзилов.

В августе прошлого года активистке дали два года тюрьмы за то, что несколькими месяцами ранее она с другими участницами группы исполнила «панк-молебен» в московском Храме Христа Спасителя, обратившись к Богородице с просьбой «прогнать» Владимира Путина.

С тех пор она отбывает срок в исправительной колонии № 14 в Мордовии (300 километров на юго-восток от Москвы), которая недавно стала новой родиной Жерара Депардье. Этот регион буквально усеян лагерями, в которых заключенных «перевоспитывают» с помощью труда в средневековых условиях.

Заседание суда по делу Pussy Riot


По ее словам, осужденных заставляют работать по 17 часов каждый день: за день бригада обязана сшить 150 полицейских костюмов. «Руки пробиты иглами и поцарапаны, кровь размазывается по столу, но ты все равно пытаешься шить. Потому что ты — часть конвейерного производства, и тебе необходимо наравне с опытными швеями выполнять свою операцию», — пишет она. Заключенным удается поспать от силы четыре часа, а выходной у них бывает раз в шесть недель. Наказание всегда жестоко и унизительно. Так, женщин часами заставляют стоять снаружи на холоде, не дают им помыться, ходить в туалет, есть и пить. «Во 2-м отряде, отряде инвалидов и пенсионеров, живет женщина, которая за день сидения в локалке отморозила себе руки и ноги так, что пришлось ампутировать одну ногу и пальцы рук», — рассказывает Надежда Толоконникова.

Кроме того, охрана нередко избивает заключенных. «Год назад, до моего приезда, до смерти забили цыганку в 3-м отряде (3-й отряд — пресс-отряд, туда помещают тех, кого нужно подвергать ежедневным избиениям). Она умерла в санчасти ИК-14. Факт смерти от избиений администрации удалось скрыть: причиной указали инсульт», — пишет активистка. Когда адвокат Толоконниковой пожаловался на условия содержания в Следственный комитет, замначальника лагеря Юрий Куприянов сказал ей, что «плохо тебе уже точно никогда не будет, потому что на том свете плохо не бывает». «Если бы ты не была Толоконниковой, тебя бы уже давно *********», - говорят ей другие заключенные.

По прибытии в лагерь сокамерницы сразу сказали ей: «Мусора тебя прессовать побоятся. Они хотят сделать это руками зэчек!» По словам Толоконниковой, руководство лагеря не дает жалобам выйти наружу. Начальство мордовской колонии никак не отреагировало на это письмо, а Министерство юстиции хранит гробовое молчание... Совет Европы ведь так далеко.