Некоторые вещи в России повторяются пугающе часто. Они напоминают декаданс и русскую рулетку, в которую, правда, вынуждены играть все, кто хочет передвигаться по такой огромной стране в более или менее сносных условиях. Да, я говорю о российской внутренней авиации и ее катастрофическом состоянии.

Доказательство — еще одна авиакатастрофа. Семнадцатого ноября в Казани рухнул Boeing 737-500. История эксплуатировавшей его компании, местного авиаперевозчика, будто под копирку списана с историй других региональных перевозчиков. Тем печальнее, что Татарстан — это республика нефтяных полей. Ежегодно здесь добывается 32 миллиона тонн нефти, это примерно третья того, что добывается в Нигерии. Казань, столица татарской национальной республики, хочет быть похожей на столицу нефтяных принцев. Уровень жизни в Татарстане в четыре раза выше среднего по России. Вместе с чеченским Грозным именно Казань — самый счастливый город Российской Федерации; согласно исследованию компании NewsEffecto, Москва на 12-м месте, Петербург — на 16-м.

В Казани также производят знаменитые самолеты Ту. Несмотря на это, авиакомпания республики использует устаревшие американские машины. Самолету Boeing, стремительно рухнувшему на Казань, было 16 лет, но авиакомпания платила ровно 3 миллиона долларов в год за аренду, что на 250% рыночной цены, согласно подсчетам независимых экспертов. Кроме того, компания расплачивалась из странных финансовых источников, которые то высыхали, то вновь били ключом. В точном соответствии с тем, как в руководстве менялись топ-менеджеры и как республика пыталась сохранить компанию. Стратегическое партнерство с болгарским капиталом привело к тому, что от российской авиационной техники стали отказываться в пользу старых Boeing, которым от 10 до 18 лет.

Авиаперевозчик последние пять лет был настолько ненадежным, что две крупнейшие компании Boeing и Airbus отказались вести с ним переговоры о продаже собственной продукции. При этом вначале предпринимательская идея местных властей выглядела многообещающе. Изначально татарстанский национальный перевозчик «Нур-Авиа» планировал еще в 2006 году купить десять самолетов Bombardier CRJ900 по 24 миллиона долларов за штуку. Но потом сработало российское авиационное лобби, и федеральный орган не выдал сертификат канадскому Bombardier CRJ900. А сибирский «Сухой» еще только обещал новый Superjet.

У «Нур-Авиа» появились и классические проблемы со структурой собственников; в итоге появилась сегодняшняя авиакомпания «Татарстан», которая еще два года назад получала замечания от государственного контролирующего органа. В результате катастрофы одного из «переслуживших» самолетов этой авиакомпании погибли все 50 человек, находившиеся на борту, среди них — одна британка, одна украинка и сын президента Татарстана Рустама Минниханова. Только по стечению обстоятельств с сыном президента не было его беременной супруги.

Причины катастрофы, хотя они и предсказуемы, понятно, еще расследуются. Но гораздо важнее будет то, насколько далеко зайдет проверка самой авиакомпании. Объективная информация о ее экономической деятельности может быть очень полезна, потому что это может стать прецедентом, без которого русская рулетка российских авиаперевозок никогда не остановится. Это хорошо и для России, и для всех остальных. По воздушным трассам летают и чехи, и среди них тоже, к сожалению, уже есть жертвы.