В субботу (22 февраля 2014) СБ ООН одобрил ключевую резолюцию о гуманитарной ситуации в Сирии. Особенно важно, что она была принята путем тайного голосования, а Россия и Китай ее поддержали. Данный прогресс можно рассматривать как первый сигнал о том, что Россия может пересмотреть свою политику в отношении Сирии.

В прошлую среду (19 февраля 2014) в Кувейте состоялось третье заседание стратегического диалога Россия-ССАГПЗ (Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива) на министерском уровне. Российская сторона, в частности, стремилась провести встречу после того, как она была до этого отложена. Некоторые полагали, что Россия планирует выступить с новым заявлением или инициативой по Сирии, однако этого не произошло, за исключением проявления ею некоторой гибкости в гуманитарной сфере. По сути, помимо продолжения диалога и определенного взаимопонимания в отношении гуманитарной ситуации, встреча смогла лишь привести к небольшому числу практических результатов.

Ко всеобщему удивлению, несколько лет назад ССАГПЗ и Россия приняли решение запустить «стратегический диалог». Официальное министерское заседание, давшее старт диалогу, состоялось 1 ноября 2011 года в Абу-Даби, но подготовительные встречи проходили в течение нескольких лет до этой даты.

На министерском заседании в Абу-Даби впервые были созданы формальные механизмы консультаций и развития сотрудничества между ССАГПЗ, как региональной организацией, и Российской Федерацией. Стороны договорились о том, что стратегический диалог охватит широкий спектр повестки дня, включая вопросы торговли, инвестиций, энергетики, образования, науки, здравоохранения, защиты окружающей среды, а также политической координации и консультаций. С этой целью в ноябре 2011 года в Абу-Даби был подписан меморандум о взаимопонимании в присутствии большого числа представителей СМИ.

«По следам» взаимопониманий, достигнутых в Абу-Даби, началась подготовка к выработке «совместного плана действий», рассчитанного на годы, с четким обозначением целей и запланированных мероприятий.

ССАГПЗ стремился к поиску новых путей налаживания сотрудничества с Российской Федерацией после десятилетий отчуждения и далеко не мягкого взаимного пренебрежения. До заседания в Абу-Даби имели место лишь незначительные формализованные контакты и консультации, обычно проходившие «на полях» Генассамблеи ООН. Начиная с 2008 года стороны стали проводить подготовительные встречи, призванные открыть дорогу для запуска стратегического диалога. Участники этих заседаний говорили о разделяемой всеми решимости в деле обеспечения мира, стабильности и процветания, а также в интересах развития связей между народами для обмена культурным и историческим опытом.

Развитие экономического сотрудничества было одной из ключевых целей стратегического диалога, что, в частности, четко обозначила российская сторона. Стали заключаться «пилотные» бизнес-контракты с серьезными намерениями. Несмотря на значительный потенциал экономик ССАГПЗ и России, взаимодействие сторон в области торговли и инвестиций носило ограниченный характер. В 2012 года объем двусторонней торговли товарами составил скромные 2,5 миллиардов долларов США, 80% которых обеспечивал российский экспорт. Не слишком много, если сравнивать, например, с объемом торговли ССАГПЗ с Китаем, превышающим 150 миллиардов долларов США, или уровнем товарооборота государств Персидского залива с Индией, Японией, ЕС и США, составляющим ежегодно 100 миллиардов долларов США. Более того, ограниченный объем торговли ССАГПЗ с Россией представлялся незначительным с учетом общего размера их экономического потенциала, превышающего 3,7 триллионов долларов США в год.

ССАГПЗ и Россия, в экономику которых поступает поток финансовых средств, формирующихся доходами от продажи нефти и газа, ищут возможности для инвестиций, что создает значительный потенциал для взаимовыгодного партнерства. Энергетический сектор в особенности является естественной площадкой для сотрудничества. Россия — главный производитель нефти и газа, конкурирующий с Саудовской Аравией за первое место по объему производства нефти. В качестве главного производителя газа Москва соучредила ФСЭГ (Фоорум страан-экспортееров газа) со штаб-квартирой в катарской столице — Дохе.

Россия также заинтересована в сотрудничестве в области промышленности, возобновляемых источников энергии, коммуникации и аграрном секторе.

Государства-члены ССАГПЗ проявляют интерес к развитию своего потенциала в области высшего образования и научных исследований, что открывает возможности для контактов и сотрудничества между университетами и научно-исследовательскими институтами.

В политической сфере обе стороны в 2011 году проявили готовность к достижению взаимопониманий. Министр иностранных дел России Сергей Лавров выразил готовность поддержать инициативу ССАГПЗ по Йемену в качестве основы урегулирования сирийского кризиса.

Вместе с тем благоприятный старт в Абу-Даби не продолжался долго, главным образом из-за расхождений по Сирии. Вскоре после этой встречи Россия продолжила придерживаться своих собственных подходов, предусматривающих полную поддержку сирийского режима и блокирование международных усилий по урегулированию кризиса. Предпринимались серьезные попытки преодолеть противоречия. Состоялась серия встреч высокого уровня между ССАГПЗ и Россией в Нью-Йорке, Эр-Рияде, на других площадках, однако ни к каким результатам эти контакты не привели.

Даже когда количество невинных сирийцев, убитых российским тяжелым вооружением и авиацией, превысило 150 тысяч человек, Москва проигнорировала призывы ООН, ЛАГ (Лига арабских государств) и ОИС (Организация исламского сотрудничества) осуществить интервенцию в Сирию для прекращения безжалостных военных атак сирийского режима, направленных против гражданского населения.

Россия привела ряд аргументов для оправдания своей поддержки Башара Асада, однако они в значительной степени лживы и не выдерживают серьезной критики. Например, Москва заявляет, что она не заинтересована в продолжении сохранения Асада у власти и что его судьбу следует решать сирийскому народу. Конечно, сирийский народ уже принял достаточно ясное решение. Десятки тысяч заплатили своей жизнью, чтобы избавиться от Асада, а миллионы человек бежали из страны, лишь бы не оставаться под его властью.

Россия всегда заявляет о том, что российские террористические группировки выступают против Асада и что их победа приведет к катастрофическим результатам для региона. В частности, Россия в данном контексте держит в уме возможный побочный эффект на мусульманское большинство в российских южных регионах. Она говорит, что сотни российских мусульман вступили в ряды антиасадовских группировок. Однако именно дальнейшее существование царства ужаса и страха во главе с Асадом облегчает террористическим организациям рекрутирование боевиков. Чем скорее завершится сирийский конфликт, тем раньше эти террористы потеряют свою привлекательность в глазах молодежи.

Главный аргумент, к которому прибегает Россия, основывается на таких устаревших трактовках понятий «суверенитета» и уважения «международного права», которые, как она считает, запрещают интервенцию даже по неотложным гуманитарным причинам. Однако эта наиболее слабое место в проводимой Москвой аргументации, т.к. ни Устав ООН, ни международное право не запрещают внешнего вмешательства. В действительности Устав ООН обязывает Совбез ООН вмешаться, при необходимости с использованием силы, в такую ситуацию, как в Сирии, угрожающую международному миру и безопасности.

Таким образом, несмотря на то, что Россия и ССАГПЗ заинтересованы в выстраивании серьезных стратегических отношений друг с другом, их усилия не привели к большому результату в связи с нарастанием разногласий по Сирии. С другой стороны, тот факт, что Россия в субботу проголосовала за резолюцию СБ ООН, может означать ее постепенное движение в сторону присоединения к международному консенсусу по сирийскому вопросу.