В понедельник пророссийские повстанцы потерпели серьезные поражения за прошедшие недели, в то время как Запад согласился принять ещё более жесткие санкции с целью заставить Москву ограничить свою поддержку ополченцам. Для президента России Владимира Путина это стало новым вызовом, причем сразу с двух сторон.

Вооруженные силы Украины наступают с севера и с юга с целью отрезать Донецк, один из оплотов сепаратистов, который все еще остается под их контролем, от их соратников в Луганске, еще одном их оплоте, а также от линий снабжения на российской границе. Этого не скрывает ни одна из сторон конфликта.

В то же время США и Европа озвучили на этой неделе свое намерение ввести невиданные ранее по своей жесткости санкции против России. Ожидается, что Европейский союз, крупнейший торговый партнер России, уже во вторник ограничит свои финансовые операции с российскими государственными банками и сократит экспорт технологий, которые жизненно важны для нефтяной промышленности и производства вооружений. США пообещали последовать его примеру.

В прошлом, каждый раз, когда перед Россией вставала угроза секторальных санкций, Кремлю удавалось отводить ее действиями, которые, казалось бы, должны были отражать готовность к деэскалации конфликта. Как оказалось, целью этих шагов, по словам одного европейского чиновника, было «лишь выиграть время». «Кажется, теперь Россия больше не пытается этого делать».


Вместо этого, кажется, что Москва вмешивается в этот конфликт все сильнее, даже несмотря на то, что ситуация для пророссийских боевиков с каждым днем становится все хуже.

В срочно созванной пресс-конференции Игорь Гиркин, гражданин России, ответственный за оборону в сепаратистской Донецкой народной республике, заявил, что подконтрольные ему войска эвакуировали более сотни раненых бойцов в Россию, поскольку он «не может полностью отбросить возможность полной осады Донецка со всех сторон».

Боец народного ополчения во время боя в Шахтерске

В это же время главный политический лидер донецких сепаратистов Александр Бородай, по словам его заместителя, уехал в Москву для консультаций.

Новые санкции были обговорены в ходе многосторонней телефонной конференции, состоявшейся между президентом США Бараком Обамой, канцлером Германии Ангелой Меркель, президентом Франции Франсуа Олландом, премьер-министром Великобритании Дэвидом Кэмероном и председателем Совета Министров Италии Маттео Ренци.

По словам американских и европейских чиновников, лидеры этих стран согласились, что Москва не приложилп достаточных усилий, чтобы лишить сепаратистов оружия или поспособствовать перемирию между ними и властями в Киеве. Пусть Россия и пошла на небольшие уступки относительно международного надзора над ее границей с Украиной, но на самом деле, если верить властям западных стран, она лишь увеличила, причем очень серьезно, поставки вооружений повстанцам.

«Мы ожидаем, что Европейский союз предпримет на этой неделе ряд значимых шагов, в том числе и относительно ключевых секторов российской экономики», — заявил Тони Блинкен, младший советник президента Обамы по национальной безопасности. «В обмен на это, полностью координируя свои действия с Европой, Соединённые Штаты также введут дополнительные меры».


Кремль уже предпринял шаги, чтобы приготовить россиян к большей международной изоляции. В понедельник Путин собрал в своей резиденции главных чиновников, ответственных за ВПК, с целью обсудить возможности импортозамещения импортных технологий, которое может быть вызвано из-за вероятных политических рисков.

В своей речи главам силовых структур, показанной по национальному телевидению, он предупредил, что, в то время как ядерное оружие защищает Россию от угрозы военного завоевания, ее враги все еще пытаются подорвать потенциал страны «экономическими и политическими методами». Путин пообещал работать над тем, чтобы пресечь любые подобные угрозы в отношении ее «суверенитета и территориальной целостности».

Осторожным действиям Путина за последние несколько месяцев — сохранении давления на Киев при одновременной скрытой поддержке повстанцев, попытки избежать при этом серьёзных экономических санкций со стороны Запада, — удавалось удовлетворить как националистов, выступающих за жесткую политическую линию, так и российскую бизнес-элиту.

Но давление начало расти еще даже до того, как малазийский самолёт потерпел крушение 17 июля над территорией, контролируемой повстанцами. Причина давления - разочарование, растущее в Европе и вызванное отсутствием прогресса на пути к разрешению кризиса. Фотографии сепаратистов, блуждающих на месте падения среди тел и имущества погибших укрепило решимость Запада прибегнуть к новым санкциям.

Авиакатастрофа создала «совершенно новую ситуацию, которая делает необходимыми более глубокие санкции», — сказал в понедельник пресс-секретарь Меркель.

Расширение санкций «будет в какой-то степени катастрофой» для обеих сторон - как экономической, так и политической, заявил отставной европейский дипломат. «Но мы не можем поступить иначе. Мы должны действовать».


Даже российские чиновники признали, что влияние секторальных ограничений, скорее всего, будет значительно большим по сравнению с санкциями, введёнными на настоящий момент и затрагивающими лишь частных лиц и отдельные компании. В этот список Европейский союз впервые планирует включить олигархов.

В понедельник котировки российской биржи и рубль рухнули на фоне беспокойства инвесторов, опасающихся развития событий по худшему сценарию.

«Пространство для маневра сейчас минимально сужено», — говорит Алексей Макаркин, аналитик Центра политических технологий, а также московский политконсультант.

«С прагматичной точки зрения лучше всего, наверное, пойти на попятный» и позволить украинским военным разгромить сепаратистов, - говорит он. - Но теперь это очень сложно. Народ не поймет».

Некоторые наблюдатели отмечают, что в Кремле недооценили растущее разочарование на Западе и посчитали, что тесные экономические связи с Европой снова спасут их от более жёстких действий.

Москва сочла, что «Запад не пойдёт на новые санкции», поскольку риск обратной отдачи «перевесит моральные принципы», сказал Алексей Венедиктов, главный редактор независимой радиостанции «Эхо Москвы».


«Ситуация - значительно более угрожающая, чем она была неделю назад», — сказал Томас Грэхам, занимавший ранее в Белом доме пост ответственного за политику в отношении России. «Путин недооценил Запад. Но недооцениваем ли мы то, как сильно он рискует на Украине?»

Европейские чиновники заявили, что возможные санкции будут так грамотно составлены, что если это будет необходимо в случае ухудшения ситуации, они могут быть либо ужесточены, либо ослаблены, если Путин предпримет реальные шаги по разрядке обстановки.

Прокремлёвские комментаторы в последние дни начали предупреждать, что, если сейчас Россия отступит в вопросе с Украиной, Запад переключит свое внимание на вопрос возвращения этой стране Крыма, который Россия аннексировала в марте. Угроза стремительного падения сепаратистов под напором сил Киева также может оказаться для Кремля недопустимой, что может привести к еще более серьезной интервенции.

Некоторые кремлевские эксперты заявляют о том, что в Москве конфликт с Западом все больше воспринимается как схватка не на жизнь, а на смерть.

«Долгосрочная цель [Запада] — хотя об этом никто не говорит — это политические перемены внутри России, смена режима, если хотите», — сказал в понедельник в интервью российскому новостному сайту Фёдор Лукьянов, глава кремлёвского экспертного бюро по внешней политике. Западные чиновники при этом говорят, что целью санкций является лишь изменение политики Кремля по отношению к Украине.

«Ожидать, что Путин пойдет на попятный, или что близкие друзья уговорят его изменить линию поведения, или что "олигархи" надавят на Кремль и заставят его отступить, — значит не понимать всей серьезности ситуации», — прокомментировал ситуацию в понедельник Дмитрий Тренин, директор московского Центра Карнеги. «Это уже не борьба за Украину, а битва за Россию».