НЬЮ-ЙОРК – Растущий конфликт на Украине между правительством, поддерживаемым Западом, и сепаратистами, поддерживаемыми Россией, заострил внимание на одном фундаментальном вопросе: каковы долгосрочные цели Кремля? Вполне возможно, что тактической задачей президента России Владимира Путина было восстановление контроля над Крымом и удержание влияния над украинскими делами, но его стратегическая цель, на самом деле, гораздо более амбициозна.

Этот замысел не сложно разглядеть. Путин когда-то заметил, что распад Советского Союза был величайшей катастрофой двадцатого века. Таким образом, его долгосрочная цель состоит в том, чтобы восстановить его в той или иной форме, возможно, в качестве такого наднационального союза государств-членов, как Евразийский Союз.

Эта цель не удивительна: находилась Россия в упадке или нет, она всегда видела себя в качестве великой державы, которая должна быть в окружении буферных государств. При царях Российская империя значительно расширила свою территорию. При большевиках Россия построила Советский Союз и создала сферу влияния, которая охватила большинство стран Центральной и Восточной Европы. А сейчас, при похожем автократическом режиме Путина, Россия планирует постепенно создать огромный Евразийский союз.

ЕврАзЭС пока является только таможенным союзом, но опыт Европейского Союза показывает, что успешная зона свободной торговли приводит со временем к более широкой экономической, денежно-кредитной, и в конечном итоге к политической интеграции. Цель России - не в том, чтобы создать еще одно Североамериканское соглашение о свободной торговле, а создать еще один ЕС во главе с Кремлем, имеющим все реальные рычаги власти. План был ясен: начать с таможенного союза — куда изначально входили Россия, Беларусь и Казахстан — и со временем присоединить большинство других бывших советских республик. И действительно, в настоящее время в игре уже Армения и Киргизия.

Как только широкий таможенный союз будет установлен, торговые, финансовые и инвестиционные связи внутри него вырастут до такой степени, что его члены стабилизируют свои валютные курсы по отношению друг к другу. Тогда, спустя несколько десятилетий после формирования таможенного союза, его члены, возможно, рассмотрят вопрос о создании настоящего валютного союза с единой валютой (евразийский рубль?), которую можно будет использовать в качестве денежной единицы, средства платежа и денежных сбережений.

Как показывает опыт еврозоны, поддержание валютного союза требует полноценного экономического объединения с включением в него банковского и налогово-бюджетного дела. И как только члены союза отказываются от своего суверенитета над бюджетной, банковской деятельностью, а также в экономических вопросах, им может в итоге потребоваться элементарный политический союз для обеспечения демократической легитимности.

Для реализации такого плана может потребоваться преодоление серьезных проблем и вовлечение больших финансовых ресурсов в течении многих десятилетий. Но первым шагом является таможенный союз, и, в случае создания Евразийского Союза он должен был включать Украину, крупнейшего западного соседа России. Вот почему Путин оказывал такое давление на бывшего президента Виктора Януковича, чтобы тот отказался от соглашения об ассоциации с ЕС. Это также дает ответ, почему Путин так отреагировал на свержение правительства Януковича, аннексировав Крым и дестабилизировав восточную Украину.

Недавние события еще больше ослабили ориентированные на рынок прозападные группировки в России и укрепили государственно-капиталистические, националистические группы, которые сейчас подталкивают к быстрейшему созданию ЕврАзЭС. В частности, напряженность в отношениях с Европой и Соединенными Штатами по поводу Украины переключит энергетический и сырьевой экспорт России — и связанные с ним трубопроводы — на Азию и Китай.

Кроме того, Россия и ее партнеры по БРИКС (Бразилия, Индия, Китай и Южная Африка) создают банк развития, который должен служить альтернативой Международному валютному фонду, контролируемому Всемирным банком. Разоблачения электронной слежки со стороны США могут привести Россию и другие нелиберальные государства к ограничению доступа к интернету и созданию своих собственных национально-контролируемых сетей передачи данных. Ведутся даже разговоры о создании Россией и Китаем альтернативной международной трансфертной системы для замены системы SWIFT, которую США и Европа могут использовать для финансовых санкций против России.

Создание полноценного ЕврАзЭС, который будет менее связан с Западом торговыми, финансовыми, экономическими, платежными, коммуникационными и политическими связями, может оказаться несбыточной мечтой. Недостаток реформ и неблагоприятные демографические тенденции в России означают низкий потенциал роста, а также нехватку финансовых ресурсов для создания фискального и трансфертного союза, который необходим для привлечения других стран.

Но Путин амбициозен, и так же, как и другие автократы в странах Центральной Азии, он может остаться у власти еще на десятки лет. И, нравится нам это или нет, но Россия, испытывающая недостаток динамизма для успеха в промышленном развитии, все равно останется в будущем сырьевой сверхдержавой.

Такие государства, стремящиеся к изменению статуса-кво, как Россия, Китай и Иран, похоже, готовы противостоять глобальному экономическому и политическому порядку, который построили США и Запад после распада Советского Союза. Но теперь одна из этих держав — Россия — напористо движется к практическому воссозданию империи и сферы влияния.

К сожалению, санкции, которые США и Европа вынужденно вводят против России, могут только укрепить убежденность Путина и его националистически настроенных советников в том, что будущее России лежит не на западе, а в отдельном интеграционном проекте на востоке. Президент США Барак Обама говорит, что нынешняя ситуация не является началом новой холодной войны, однако текущие тенденции могут в скором времени показать обратное.