Путин укрепляет свою власть в России. Одно из наиболее действенных оружий — идеологическое воспитание молодежи, но учится она при этом не только патриотизму. Один день в летнем лагере.

Ствол Калашникова направлен в воздух, палец на спусковом крючке — так студентка Эллина Бабак позирует перед объективом фотоаппарата своей подруги. Она, видимо, знакома с автоматом. Умело берет в руки магазин, разбирает оружие, чтобы его почистить. «Сегодня я в первый раз разобрала автомат Калашникова с закрытыми глазами», — говорит девушка гордо. У Бабак - круглое лицо, волосы убраны в «конский хвост», на голову надет красная бейсболка.

В молодежном лагере на Селигере, находящемся в 350 километрах от Москвы, нещадно палит солнце. Здесь в течение десяти лет власти воспитывают молодежь в идеологическом духе или лучше сказать втолковывает нужные представления. 20-летняя Эллина изучает экономику в Ростове-на-Дону на юге России. Она избрана «политическим лидером». Но больше всего ей нравится проводить время в военно-патриотическом клубе. Лагерь на Селигере — один из способов настроить молодежи на новый патриотизм. Если в последние годы формированию мнения молодых людей, интересующихся политикой, способствовали независимые фонды, то теперь власти хотят взять всё в свои руки. Цель: должно появиться гражданское общество, управляемое государством. В летнем лагере на Селигере молодежи разъяснят, как это должно выглядеть.

Пушка времен Второй мировой войны изрыгает огонь

Здесь можно увидеть всё что угодно: старые и новые модели автомата Калашникова, пистолеты, снайперские винтовки, гранатометы, автоматы. Многие молодые люди хотят сфотографироваться с оружием в руках. Юрий Дорошинский показывает ребятам, как разбирать оружие. Немногословный мужчина в маскировочной одежде показывает в своем мобильном телефоне советский плакат 30-х годов, на котором написано: «Каждая комсомолка должна уметь обращаться с оружием».

Студентка Бабак согласна с тем, что это вполне может быть полезно. «Если у нас вдруг возникнет такая же ситуация, как на Украине, нам придется делать всё», — говорит она. «Мы тогда должны будем защищать Отечество». Она догадывается даже о том, от кого ей, возможно, придется защищать Россию. «Наверное, не от Китая. Агрессия сейчас исходит от США, а также их марионеток в ЕС и Украине».

Вечером на Селигере становится шумно: военно-патриотические клубы начинают имитировать бои. Пушка времен Второй мировой войны извергает огонь, по лагерю проезжает бронетранспортер с молодыми людьми в форме спецназа. Они так объясняют свое участие в этом спектакле: «речь идет об операции по освобождению заложников, захваченных террористами в Сомали».

Российские десантники одерживают победу, а из громкоговорителя слышен голос комментатора: «Американские инструкторы, видимо, плохо подготовили террористов. Российская армия — самая лучшая». На центральной площадке настоящие десантники показывают свои способности в ближнем бою и завершают свое выступлении залпами в воздух из автоматов Калашникова.

Контрольные вопросы для патриотов

В лагере на Селигере молодежи предлагаются самые разные темы. В этом году организаторы концентрируют внимание на «Гражданском форуме», который проводится под знаком патриотизма. Около 4000 участников просыпаются в палатках в лесу под звуки российского гимна, а вечером перед сном все вместе его поют. На центральной улице лагеря висит плакат с фотографией и цитатой российского президента Владимира Путина: «Мы должны строить свое будущее на фундаменте патриотизма».

Плакаты, которые висят на деревьях, призывают заменить иностранные слова русскими: вместо интервью предлагается употреблять «беседа». На другом плакате — список контрольных вопросов, адресованных настоящему патриоту. Ты когда-нибудь критиковал Родину в присутствии иностранцев? Ты пишешь свое имя в социальных сетях латиницей? Ты планируешь стать матерью или отцом как минимум трех российских граждан? Плакат с призывом покупать только российское продукты питания появился еще до запрета на ввоз продовольственных товаров из ЕС и других стран.

«Здесь находится патриотически настроенное гражданское общество», — говорит Сергей Чуев, программный директор форума «Селигер» и заместитель руководителя российского управления по делам молодежи, которое ежегодно выделяет около 5,1 млн евро на проведение летнего форума. «15 лет назад, когда я учился, не было системы воспитания молодежи», — говорит Чуев. «Эта сфера занята иностранными фондами, но ситуацию необходимо изменить». На «Гражданский форум» он пригласил молодежные организации всех представленных в парламенте партий. Они - тоже патриоты, особенно в том, что касается позиции в отношении украинского кризиса.

Понятие «гражданское общество» часто употребляется в последнее время руководством страны. Путин в своем недавнем выступлении перед Советом безопасности говорил: «Именно от гражданского общества мы ждем действий по совершенствованию системы госуправления, национальной политики и, что особенно важно, в воспитании молодежи в духе патриотизма».

С точки зрения Путина, гражданское общество не может быть независимым явлением: оно служит интересам государства. Независимые НКО, связанные с Западом, бывший офицер КГБ считал вражескими агентами, и власти действовали жестко в отношении НКО. Путин стремится создать гражданское общество, которое будет лояльным к Кремлю и даже послушным, но которое де-юре будет действовать независимо от власти. Гражданское общество, которое имитирует плюрализм, но является покорным — этот принцип уже давно и бесперебойно действует в партийной системе России.

В 2005 году было создано проправительственное молодежное движение «Наши». Форум «Селигер» начался со встречи членов этой молодежной организации. В 2012 году движение распалось, но его место заняли новые организации. В период экономического спада Путин добивается мобилизации и патриотизма. Это управляемое гражданское общество должно защищать российские интересы и за границей.

Клубы отправляют бойцов на Украину

Восточная Украина — пример того, какую пользу может приносить такое гражданское общество. Военно-патриотические клубы отправляют бойцов в Донецк и Луганск, а Москва заявляет, что ничего не может с этим сделать. В Донецке вскоре после «оранжевой революции» была основана небольшая НКО «Республика Донецк». Ее соучредитель Андрей Пургин и будущий губернатор ДНР Павел Губарев были частыми гостями на Селигере. Сейчас они возглавляют сепаратистов.

В годовщину военного конфликта в Грузии в 2008 году жители летнего лагеря молились со свечами в руках за российских солдат, погибших в Грузии, а также за «погибших в Новороссии», как называют Восточную Украину российские СМИ. Флаг Новороссии развевается рядом с палаткой, перед которой висит плакат «Наше имя — Стрелков». Стрелков — псевдоним Игоря Гиркина, командира сепаратистов, который, по его собственным словам, до недавнего времени был офицером российских спецслужб.

«Стрелков — образец для каждого российского мужчины», — говорит 24-летний инженер Антон Козырев, член российского Национально-освободительного движения. По словам Антона, некоторые его товарищи как раз воюют в Донецке. Движение будто бы насчитывает 150 тысяч членов, но активистов - намного меньше. Козырев говорит, что он мечтает о России, в которой идеология будет закреплена в конституции, а руководитель страны будет называться не президентом, а главой.

«Россия станет свободной страной и вернет территории, которые потеряла после поражения в холодной войне», — говорит Мария Катасонова, которая тоже является членом движения. «В перспективе будут свержены фашистские режимы в США, Европе и по всему миру», — считает Мария. Козырев и Касатонова повторяют избитые фразы о том, что миром правят сионисты. По их словам, Национально-освободительное движение независимо. Однако координатора и главного идеолога зовут Евгений Федоров, который является депутатом партии власти «Единая Россия», и это заставляет сомневаться в правдивости слов о независимости движения.

На Селигер съехались казаки, члены профсоюзов, учителя и библиотекари со всей страны. Для них составлены «программы повышения квалификации». Большинство учителей не очень интересуются политикой, но многие идеи оседают у них в голове. «Сейчас я понимаю, почему мы проиграли холодную войну, — говорит 23-летняя учительница математики Елена Воронкова из Ростовской области после лекции о геополитике. - В школе нам это не так хорошо объясняли».