Сегодня у нас в гостях человек, которого мы особенно рады видеть. Наша бывшая коллега Ольга Курачева, которая, однако, на этот раз приехала в Прагу вовсе не для того, чтобы повидаться с коллективом Радио Прага. Ольга является одной из представительниц российского ЛГБТ-сообщества, организует фестиваль «Бок о бок». В Чехию она приехала в качестве гостя фестиваля Prague Pride.

— Да, в четверг я выступила на вечере Prague Voices. Идея этого мероприятия заключается в том, чтобы собрать людей из разных стран, которые могут рассказать о ситуации с ЛГБТ в этих странах. Вот я рассказывала, как обстоят дела в России. Я также рассказывала про наш фестиваль «Бок о бок», который я здесь представляю, это единственный такой фестиваль в России.

Помогите однополым семьям с детьми и ЛГБТ-подросткам

— Я не буду спрашивать, как дела у российских геев и лесбиянок. Понятно, что плохи. Я задам другой традиционный вопрос: чем может помочь заграница? И стоит ли вообще помогать, не усиливает ли это и так довольно сильное раздражение большинства российского общества?


— Честно говоря, я думаю, что у российского правительства и большинства общества вызывает раздражение все, так что я бы вообще не стала об этом думать. По поводу помощи. Она действительно нужна. Во-первых, я хочу сказать спасибо всем, кто выражает солидарность. Это правда очень важно. Когда ты чувствуешь поддержку, это вдохновляет и дает новую энергию. Когда нас спрашивают, как помочь, то мы говорим, что есть две самые уязвимые группы. Это однополые семьи с детьми и ЛГБТ-подростки. Если все-таки взрослые и особенно те взрослые, у которых нет детей, еще могут (хотя и не всегда) себя как-то защитить, то семьям с детьми и ЛГБТ-подросткам совсем страшно. Мы часто говорим о том, что было бы здорово, если бы иностранные активисты обращались к властям с просьбой, чтобы упростить процесс получения политического убежища для однополых семей, организовать какие-то специальные программы для ЛГБТ-подростков, чтобы они могли выехать в какую-нибудь цивилизованную страну, жить там в семье, учиться, и, по крайней мере, избежать той травли, которая их ждет в школах в каком-нибудь маленьком провинциальном городке в России.

— Ну, вывозить за границу несовершеннолетних подростков, это может оказаться достаточно сложным. В любом случае, нужно согласие родителей.

— Проблема еще в том, что у большинства этих детей проблемы с родителями. Родители не готовы об этом говорить, или у них полное неприятие, родители выгоняют детей из дому, бьют и так далее. Все-таки существуют семьи, где адекватные родители. Для таких детей, где родители согласны, можно было бы организовать программу, чтобы спасти их подростковое время.

3-4 года назад люди были равнодушны, а теперь агрессивны

— Следующий вопрос, наверное, скорее тема для диссертации, чем для короткого ответа в интервью, но все же... Мне кажется, что сравнивать, допустим, британское и российское общество бессмысленно, слишком много отличий. Чешское и российское общество все-таки ближе. Думаю, дело не в том, что мы славяне, а скорее в общей истории. Мы жили при одинаковом режиме, все было похоже. Более 20 лет этого режима нет, но и трансформация общества в обеих странах имела многие общие черты. Тем не менее, мы пришли в совершенно разные точки, особенно в том, что касается положения геев и лесбиянок в обществе. Есть какие-нибудь мысли, почему так случилось?

— Это действительно сложный вопрос. Мы, живя в России, и собственно каждый день сталкиваясь с какими-то новыми репрессиями, новыми ограничениями, новыми ужасными законопроектами, мы каждый раз задаем себе и друг другу вопрос «Почему? Что происходит? Как так получилось?». Честно говоря, очень трудно найти ответы на эти вопросы. Действительно страшно жить в этих условиях. Когда начались протесты против нечестных выборов, мы, конечно, понимали, что большинство людей все устраивает, и нас несогласных меньшинство. В вопросе прав ЛГБТ чувствуются перемены к худшему. 3-4 года назад людям, в общем-то, было все равно. Да, была сильная гомофобия. Но люди особенно не думали о том, что существуют какие-то геи, лесбиянки, транссексуалы. Мы жили отдельно, они отдельно. После того, когда стали все время обсуждать, в частности по государственному телевидению, что существует некая страшная пропаганда гомосексуализма, которая угрожает вашим детям, люди действительно стали относиться к ЛГБТ-сообществу намного агрессивнее. Они правда боятся, что если ребенок посмотрит на радужный флаг, он тут же станет геем.

— Если мальчик увидит гея на улице, он тут же захочет стать таким же... Интересная логика.

— Есть еще гигантская проблема в том, что гомофобная политика властей развязала руки футбольным фанатам, националистам, всем тем ребятам, которым все время очень хочется с кем-нибудь подраться. Для них это теперь оправдание «Я же пидора побил» (извините за выражение). «Я молодец, я герой». И в глазах большинства он действительно герой. Это очень страшно.

И геи голосуют за Путина, и в Госдуме их много


— Та ситуация, которая сейчас в России, она приводит к тому, что среди геев и лесбиянок распространяются оппозиционные настроения? Сексуальная и политическая ориентация — это две разные вещи. В Америке, из того, что человек гей, автоматически не вытекает, что он за Обаму. Аналогична ситуация в Чехии. А как с этим обстоят дела в России, учитывая нынешнее отношение властей к ЛГБТ? Есть такие геи, которые за Путина, и кричат, что «Крымнаш»?

— К сожалению, да. Не знаю по поводу Крыма, но многие за Путина. Например, среди волонтеров фестиваля «Бок о бок» есть девочка, которая говорит о Путине, что он классный, и он ей нравится. Мы этот вопрос в нашем с ней общении стараемся обходить. Еще есть один такой чудовищный, кошмарный момент. Очень много геев в Государственной думе. Очень много. Это же дикий цинизм, правда? Я не понимаю, как так можно.

Чешское посольство помогло фестивалю


— Вернемся еще раз к сотрудничеству с Чехией. Насколько я знаю, чешское посольство несколько лет назад поддержало фестиваль ЛГБТ-фильмов. Сменился посол, сменился министр и все чешское правительство. Посольство, тем не менее, по-прежнему поддерживает фестиваль?


— Три года назад, когда был первый «Бок о бок» в Москве, я тогда работала в Чешском культурном центре и получила письмо от организатора фестиваля Гули Султановой с просьбой каким-то образом поддержать фестиваль. Письмо было адресовано моему коллеге Яну Махонину, я там была в копии. Я сразу же ответила «Гуля, ничего себя, какая радость. Даже если руководство будет против, я сама лично вам помогу и поддержу как смогу».

— То есть, ты злоупотребила служебными полномочиями?

— Нет, просто таким вот образом я стала волонтером фестиваля «Бок о бок». Гуля, конечно, удивилась, потому что таких ответов из посольств она ни разу не получала. Но потом все сложилось каким-то фантастическим образом. Посол Петр Коларж сказал, что мы обязательно должны поучаствовать и по максимуму. Так как все уже было распланировано, и нам уже ничего не оставалось, мы наконец сделали в Чешском центре в здании посольства такую pre-opening party, такой неформальный ЛГБТ-вечер. Мы вывесили радужные флаги и пригласили кучу гостей. Было очень здорово. И я могу сказать, что наша дружба с Чешским центром, в частности, с Яном Махониным продолжается и сейчас.