Раз уж McMedia, то на этот раз действительно Mc. Приостановка работы четырех московских ресторанов McDonald’s Роспотребнадзором превратилась в медиасреде в символ российской политики в отношении Запада. Несмотря на то, что доход от четырех московских франшиз в масштабах их общего количества (493) по всей России ничтожен, в средствах массовой информации McDonald’s (как это часто бывает) превратился в многогранный образ.

Польские яблоки и голландский сыр, которым запрещено пересекать российскую границу, в СМИ с трудом поддаются персонификации. А вот золотая буква «М» говорит сама за себя. Особенно, если еще добавить, что фирма, в которой стандартизация не только меню, но и гигиенических правил достигла максимальной промышленной унификации, якобы нарушила массу гигиенических норм. Нравится это фирме или нет, но McDonald’s просто является «фастфуд-послом» США. И теперь его, из-за напряженности между Россией и Западом, выдворили из Москвы.

Стереть с лица земли

Глобальная франшиза по уши в политике уже многие десятилетия. И в хорошие времена, и в плохие. Открытие ресторана McDonald’s в Москве в январе 1990 года произошло в рамках распространения чарующей американской демократии и потребительства в Восточной Европе. Сначала, в 1988 году, Белград и Будапешт, потом Москва, и наконец в 1992 году Биг Мак за 50 крон покорил и пражскую Водичкову улицу.

И для многих, кому сегодня резиновая булка с плоским куском мяса уже не по вкусу, это был признак демократизации Чехословакии. И ныне позитивная история самого известного бургера, конечно, продолжается. Например, в марте этого года McDonald’s пришел в коммунистический Вьетнам, и пусть в итоге этот фастфуд, символ когда-то ненавистных США, в Хошимине доверили держать только зятю вьетнамского премьера. Вскоре победу американской культуры подтвердили сами вьетнамцы, умяв 62 тысячи Биг Маков за первый месяц работы ресторана.

Кроме случаев, когда McDonald’s выигрывает от заманчивого имени Америки, разумеется, бывают противоположные ситуации. Иллюстративна уже упомянутая история с московскими ресторанами. Из символа свободы, каким McDonald’s был в 1990 году, он превратился в идеологического диверсанта. В апреле компания, к неудовольствию российских депутатов, покинула аннексированный Крым, и, например, националист Владимир Жириновский с тех пор призывает закрыть все рестораны McDonald’s в России. И это точка зрения не только политиков. «Я за то, чтобы McDonald’s был стерт с лица земли», — заявил агентству Reuters 20-летний студент консерватории Владимир Золошев перед закрытым московским рестораном. При этом не исключено, что в начале 90-х его родители приходили сюда, чтобы распробовать вкус западной свободы.

Но земля под ногами McDonald’s горит не только в России. Так, в Малайзии местные исламисты предъявили компании обвинение в том, что она спонсирует еврейское государство Израиль. Угроза бойкота сети, по сообщению фирмы, была настолько серьезной, что она публиковала в газетах статьи, в которых оправдывалась перед мусульманским населением, отрицая обвинения в том, что поддерживает «сионизм». У международной фирмы всегда найдутся проблемы.

Однако McDonald’s попадает в конфликты не только под влиянием внешних геополитических игр. Порой большие потрясения он вызывает собственным хорошо продуманным меню, когда больше думает о вкусе, нежели о политике. Известная PR-катастрофа 2002 года случилась после представления продукта McAfrica, когда бургер был вложен в питу — якобы по оригинальному африканскому рецепту. На вкус это, может, было и неплохо, но представить этот продукт в году, когда в нескольких странах Северной Африки свирепствовал голод, было глупо и неделикатно. В итоге McDonald’s принес свои извинения.

Идеологическая диверсия Биг Мака

Когда мы видим, что только не удается Биг Маку, нельзя не вспомнить фразу теоретика СМИ Маршалла Маклюэна (Marshalla McLuhana), сказанную 60 лет назад, о том, что «средство массовой информации — это сообщение само по себе». То есть содержание не так важно, как сама характеристика медиаисточника. Так что почему бы таким медиаисточником не стать Биг Маку? Ведь речь идет не об унифицированном вкусе, а о том, что между резиновыми кусками булки запечено столько идеологии, сколько нет ни в одном другом продукте. И, собственно, не стоит удивляться тому, что теперь, вслед за обычными СМИ, Владимир Путин хочет цензурировать подобный опасный McMedia.