Пусть президент Владимир Путин и управляет рычагами власти в России, но есть одна вещь, контролировать которую он не в состоянии. Речь идет о неумолимом падении курса рубля.

С января российская валюта опустилась примерно на 20% по отношению к доллару, и сейчас она находится на самом низком уровне с момента дефолта 1998 года. Ее показатели за этот год - самые худшие среди ведущих валют мира, за исключением аргентинского песо.

Рубль может упасть еще ниже, несмотря на интервенции российского центрального банка, который за последние несколько дней потратил 1,75 миллиарда долларов на его поддержку. Рубль находится под «перманентным давлением», поскольку инвесторы бегут из страны, а санкции лишают ее доступа к рынкам иностранного капитала, рассказал Bloomberg News Владимир Евстифеев из московского банка «Зенит».

Центробанк рискует истощить свои резервы, если будет и дальше увеличивать расходы в целях поддержания рубля. По этой причине многие аналитики утверждают, что в качестве следующего шага он уже в этом месяце поднимет учетные ставки, установив ключевую ставку по ссудам на уровне 8,5%. Это еще больше затормозит экономический рост, который и так едва движется.

Между тем, падающий рубль требует все больше жертв. Среди них:

— Российский потребитель. Рубль слабеет, а инфляция увеличилась до 8%. Цены на продукты питания в сентябре в годовом исчислении поднялись на 11,4%, о чем сообщает государственная статистическая служба. Продажи таких импортных потребительских товаров, как компактные компьютеры, рухнули, а россияне откладывают покупку автомобилей и других дорогостоящих предметов потребления.

— Российские банки и компании. Ослабление рубля больно бьет по их бухгалтерским балансам, ведь в предстоящие три месяца им предстоит выплата по иностранным долгам в размере 54,7 миллиарда долларов. «Возможно, что некоторые частные заемщики потребуют помощи от государства для обслуживания своей внешней задолженности, — говорит экономист Нил Ширинг (Neil Shearing) из лондонской фирмы Capital Economics, — особенно с учетом того, что значительная часть частного сектора из-за западных санкций по сути дела была лишена доступа к мировым рынкам капитала».

— Иностранные производители в России. Зарубежные компании, начиная с датского производителя пива Carlsberg и кончая автомобилестроительной корпорацией Nissan, очень сильно пострадали из-за инвестиций в местное производство. Из-за слабости рубля импорт материалов из-за рубежа дорожает, а это ведет к повышению розничных цен, негативно отражаясь на продажах. Такие фирмы, как Nissan, принимают меры по увеличению производства деталей на местной базе. Но даже если им это удастся, из-за снижения рубля уменьшится стоимостная ценность их прибыли, которая возвращается на родину.

— Владельцы отелей в Турции и Египте. Они и прочие предприниматели, обслуживающие туристов из России, принимают на себя удар за ударом, поскольку многие россияне уже не могут позволить себе отдых за границей. Британская компания TUI, предлагающая комплексные туристические поездки в такие места, как турецкая Анталия и египетский Шарм-Эль-Шейх, заявила 2 октября о сокращении на 30% числа путевок, предлагаемых россиянам. Некоторые российские туроператоры, специализирующиеся на зарубежных поездках, вышли из бизнеса.

Одно из потенциальных преимуществ ослабления валюты состоит в том, что это снижает стоимость местного производства, из-за чего российские производители становятся более конкурентоспособными. Российское правительство заявляет, что именно это сейчас и происходит. Его информационная служба Russia Beyond the Headlines сообщает об увеличении активности в таких отраслях, как производство пищевых продуктов и металлургия.

Проблема такого сценария заключается в том, что производственная база России на протяжении долгих лет находилась в запустении, поскольку главная ставка в экономике делалась на экспорт нефти, газа и прочего сырья. Российские заводы и фабрики не могут существенно увеличить производство без крупных капиталовложений, говорит Ширинг из Capitаl Economics. А поскольку по прогнозам отток капитала из России в этом году составит 120 миллиардов долларов, шансов на получение этих инвестиций очень немного.