Если международные санкции и причиняют Константину Малофееву какие-то неприятности, то виду он не подает. «Санкции — это очень глупый инструмент, и только Обама со своей администрацией может поверить в силу их воздействия. Мой бизнес они не разрушили», — говорит он. Вместе с тем, этот 40-летний мультимиллионер признает, что санкции «несколько ограничили мои личные перемещения. Я не могу поехать на отдых в Альпы. В эти выходные один мой друг из Греции, попросивший меня стать свидетелем на его свадьбе, был вынужден вместе с 90 греками приехать ко мне, чтобы устроить свою свадьбу, так как я к нему поехать не мог. Таковы последствия санкций».

Причина, по которой греческому другу Малофеева пришлось приспосабливаться, состоит в том, что украинское правительство обвиняет российского бизнесмена в финансировании повстанцев на востоке Украины в интересах российского государства. И бывший премьер-министр самопровозглашенной Донецкой Народной Республики Александр Бородай, и Игорь Стрелков, являвшийся одним из главных командиров повстанческих сил, в прошлом - сотрудники Малофеева. Против самого Малофеева в настоящее время ввели санкции ЕС и Канада — но не Соединенные Штаты, хотя бизнесмен явно испытывает неприязнь к Обаме. Ему запретили въезд в эти страны и заморозили зарубежные счета и активы.

Сидя в украшенном православными иконами конференц-зале своего московского офиса, Малофеев отвергает обвинения в том, что он поставляет оружие ополченцам. «Между Донецкой Народной Республикой и моим фондом существует соглашение, — говорит он, — но речь там идет только о продовольствии, лекарствах и прочих вещах, которые можно использовать исключительно в гуманитарных целях».

Внимание западных стран Малофеев привлек своей причастностью к событиям на Украине, однако это не единственная причина, по которой он заслуживает пристального изучения. Во многом этот глубоко религиозный знаток ценных бумаг является для западных либералов воплощением их самых ужасных опасений по поводу недавнего разворота России в сторону национализма и общественного консерватизма. Поддерживая тесные связи с президентским окружением, Малофеев также является влиятельным воротилой нового типа, взобравшимся наверх после того, как Путин вернулся на пост главы государства. Сегодня, когда это государство достаточно серьезно осложняет жизнь непослушным олигархам, Малофеев как человек глубоко консервативный и до мозга костей патриотичный относится к тому типу бизнесменов, у которых есть все шансы для процветания. Но хотя на первый взгляд он похож на обычного путинского приближенного, его взгляды намного радикальнее, чем у типичного верноподданного. И они намного более странные.

Малофеев, которого за его тесные связи с кремлевской элитой называют «путинским Соросом», конечно же, не единственный стойкий сторонник жесткого подавления «пропаганды гомосексуализма» в России. Как и многие в этой стране, он вкладывает деньги в то, что ему ближе. Малофеев финансирует конференции по традиционным семейным ценностям, которые посещают противники гомосексуальных браков из США и Европы. «Взрослый человек сам может выбирать, как ему развлекаться в спальне, — говорит он мне. — Но государство и налогоплательщики не должны поддерживать обучение детей различным способам сексуальных извращений».

Он также непреклонен в мнении о том, что российский народ необходимо защитить от извращений в интернете. «Лига безопасного интернета», одним из главных спонсоров которой является Малофеев, успешно пролоббировала закон о создании черных списков в интернете, вступивший в силу в 2012 году. Этот закон, который окрестили репрессивной мерой против детской порнографии и прочих противозаконных материалов, был подвергнут критике со стороны правозащитных организаций, назвавших его прелюдией к усилению цензуры в интернете. (Видеозаписи группы Pussy Riot заблокированы в России на том основании, что в них есть экстремистское содержание; а теперь появился скандальный закон, требующий, чтобы блогеры регистрировались в органах власти.) Однако отец троих детей Малофеев заявляет, что все эти страхи преувеличены, и что у закона одна-единственная цель — защитить несовершеннолетних. До принятия этого закона «в интернете в России не было никаких ограничений, и Рунет был самым грязным интернетом среди развитых стран, — говорит он. — Там было полно педофилов, детской порнографии, наркотиков, убийств». Малофеев утверждает, что российский контроль над интернетом - «очень мягкий» по сравнению с США.

Этот бизнесмен, чей фонд Святителя Василия Великого является крупнейшей православной благотворительной организацией в России, заявляет, что данные культурные проблемы не ограничиваются пределами страны. Его миссия обширнее, чем просто возрождение православия в России. Скорее, это борьба глобального масштаба.

«Подобно тому, как христиане на Западе во времена Рональда Рейгана помогли нам избавиться от бедствий коммунизма, мы теперь обязаны возвращать долг христианам, страдающим на Западе от тоталитаризма, — говорит он. — Этот так называемый либерализм, толерантность и свобода — это просто слова, но за ними можно разглядеть тоталитаризм».

На просьбу привести примеры такого тоталитаризма он отвечает рассказом о судебных исках против американских компаний, отказывающихся поставлять цветы и торты на гомосексуальные свадьбы, а также о применении слезоточивого газа против французских манифестантов, борющихся с однополыми браками. «Мы все это уже видели в Советском Союзе в 1920-е годы. Мы знаем, как это начинается, когда защита меньшинств становится политикой государства», — говорит он.

Малофеев рассматривает конфликт на Украине в контексте этой международной культурной войны. По его словам, свергнутое правительство президента Виктора Януковича отказалось в прошлом году подписывать соглашение об ассоциации с ЕС отчасти из-за того, что было обеспокоено правилами, требующими толерантного отношения к правам геев. «Для Украины, где очень традиционное общество, такая пропаганда нетрадиционных ценностей была крайне неприемлемой», — подчеркивает бизнесмен.

Его причастность к украинскому конфликту началась в январе 2014 года при весьма необычных обстоятельствах. Малофеев был в поездке с церковной делегацией, которая везла святые мощи через Белоруссию и Украину, когда его самолет направили по другому маршруту, и они были вынуждены сесть в Крыму. Произошло это за несколько недель до присоединения полуострова к России, и посмотреть святые реликвии пришли тысячи людей. Однако Малофеев отрицает, что в этой поездке был какой-то политический умысел. «Мы все - православные. И ничего политического в этом нет», — говорит он.

Малофеев, учредивший в 2005 году свою фирму Marshall Capital, лишь недавно стал известной фигурой. Его часто связывают с группой видных деятелей православия, среди которых руководитель РЖД и близкий союзник Путина Владимир Якунин, а также путинский помощник и бывший министр связи Игорь Щеголев. Щеголев находился на этом посту, когда Малофеев приобрел свой самый ценный и высокодоходный актив — 10% акций государственной телекоммуникационной компании «Ростелеком».

Путин свою набожность превратил в важный компонент собственного публичного облика. Российский президент окружил себя религиозными советниками и иногда высказывается об отсутствии на Западе христианских ценностей, недалеко уходя от заявлений Малофеева. Но православный олигарх напрочь отметает предположения о том, что его очень публичная религиозность полезна для бизнеса. Он отмечает, что придерживался православия еще задолго до того, как это стало модно у российской элиты. «Я пришел к православию не для того, чтобы заводить связи. Это связи пришли ко мне, потому что я православный», — говорит бизнесмен.

В любом случае, заявляет Малофеев, его деловые интересы сейчас находятся в руках профессиональных распорядителей активами. «Поскольку Богу и мамоне нельзя служить одновременно, два года тому назад я решил прекратить свою финансовую деятельность».

Санкции, которые вряд ли снимут в ближайшее время, не очень-то препятствуют этой финансовой деятельности. Кроме фондов и религиозной гимназии, открытой им в Подмосковье, у олигарха в планах целый ряд новых задумок.

Он объединил усилия с одним французским застройщиком, намереваясь построить в Крыму два тематических парка с названием «Царьград». Парки будут в положительном ключе рассказывать о российской истории. Малофеев также создает кабельную сеть «Царьград ТВ», которая пока работает только на YouTube. Она будет представлять новости с позиций консервативного православия. «Мы хотим создать сеть на православных принципах, аналогично тому, как создавался канал Fox News, — говорит он. — Мы хотим показывать новости в таком ключе, как их видят православные люди, составляющие от 70 до 80% населения». (Продюсером там станет бывший сотрудник Fox News Джек Ханик (Jack Hanick.) Я спрашиваю, неужели работающие в России телеканалы недостаточно консервативны. «Они недостаточно православны», — парирует Малофеев.

Как и тематические парки, телеканал является попыткой представить открыто религиозную точку зрения, которая, по мнению бизнесмена, отсутствует в медийном пространстве России. Малофеев полагает, что если «50% страны будут посещать церковь не только на Пасху, но и каждое воскресенье, в России многое изменится. Коррупция исчезнет незамедлительно». (Сегодня число посещающих церковь каждую неделю составляет около трех процентов.)

Но его цель состоит не только в построении более религиозного общества в России. Этот самопровозглашенный монархист ратует за полное возвращение Российской империи, в том числе, за восстановление царизма.

«Монархии живут в истории на протяжении тысячелетий, — говорит он. — Республики всего несколько веков, однако мы считаем, что монархии это дело прошлое, а республикам принадлежит будущее». Малофеев называет семь из 10 самых богатых стран мира, которые являются монархиями. (Исключение составляют Швейцария, Сингапур и Соединенные Штаты. Крошечную республику Сан-Марино бизнесмен, видимо, решил не считать.)

По мнению Малофеева, Российская империя это в равной степени культурная идея (он одобрительно говорит о темпах рождаемости до коммунистической эпохи, когда на семью приходилось семеро детей, в отличие от сегодняшнего демографического спада) и геополитическая.

«Нынешние границы [Российской Федерации] являются отражением революции 1991 года и революции 1917 года, — заявляет он. — Мы, русский народ, разделенная нация, какими были немцы после Второй мировой войны. Мы самая большая разделенная нация в мире». Малофеев отказывается говорить о том, как следует перекроить границы.

Я спрашиваю, надеется ли он на восстановление монархии в ближайшее время, и бизнесмен отвечает: «Я жил в Советском Союзе. Мы бы тогда ни за что не поверили, что у нас будет режим как сейчас».

Джошуа Китинг недавно совершил творческую поездку в Россию на средства некоммерческой организации International Reporting Project, работающей при Университете Джонса Хопкинса.