Социологи фиксируют изменение настроений и финансовых аппетитов россиян. По данным ВЦИОМа, только 17 процентов населения считают нынешнее экономическое положение страны очень хорошим. А согласно опросу «Левада-центра», 64 процента россиян уверены, что из-за продовольственных «антисанкций» цены на продукты уже выросли. 61 процент респондентов в ближайшем будущем ожидают снижения своего уровня жизни. Означает ли это, что россияне считают неверным курс «партии и правительства»? Ничуть не бывало.

Происки США и олигархов

Ведь по данным того же «Левада-центра», 73 процента опрошенных в целом положительно относятся к решению властей запретить импорт продовольственных товаров из ЕС, США и ряда других стран. А более половины респондентов ВЦИОМа полностью согласны с тем, что дела в стране идут в правильном направлении.

На чем же основан такой оптимизм? Скорее всего, причин несколько. Во-первых, большинство населения еще не до конца осознало серьезность ситуации. Сегодня даже вполне вменяемые бизнесмены, которые рискуют своими, а не государственными деньгами, продолжают рассуждать о том, надо ли переводить «кэш» в доллары или стоит подождать «отката».

Конспирологическое сознание в России по-прежнему так сильно, что большинству видится за обвалом рубля какая-то хитрая махинация. Отличаются только версии. То ли это отдельные министры или олигархи решили набить кошелек и ограбить россиян, то ли Джордж Сорос и таинственные «транснациональные корпорации» ведут атаку на «деревянный». В любом случае, в долгосрочное падение рубля мало кто верит. Все боятся, что купишь доллары, на следующее утро проснешься, а американская валюта вновь «обесценилась» до 35-36 рублей.
Вторая причина в том, что значительная часть населения России ведет свою личную войну с США. По их мнению, во всех проблемах виноваты американцы. Они затеяли «Евромайдан» в Киеве, а теперь пытаются своими санкциями погубить российскую экономику. И чем хуже будут идти дела в стране, тем упорнее будут обвинять в этом США сторонники «американской» версии происхождения всех проблем.

Есть и третья причина для оптимизма. Для абсолютного большинства россиян ценности западного общества потребления представляются неважными, по крайне мере — на словах. «Что мы, не голодали никогда, что ли?» — этот риторический вопрос весьма часто можно сегодня услышать в России. Создается такое ощущение, что ради «высшего блага» граждане вполне готовы отказаться от удовлетворения даже базовых потребностей.

Нарезной батон вместо французского багета

Разумеется, это впечатление ошибочное. Россияне, например, рады присоединению Крыма, но на прямые вопросы социологов, а готовы ли они заплатить за это из собственного кармана, отвечают отрицательно.

Тут дело в другом: после распада СССР так и не был удовлетворен «ментальный дефицит» российского общества. И сегодня очевидна готовность россиян обменять сытое брюхо на возвращение к советской системе дефицита и распределения материальных благ «по блату». В стране так и не появилось потребителей, которые точно знают, что им нужно, и готовы бороться за свое право покупать и пользоваться именно этим, а не тем, что считается «социально одобряемым».

Для большинства главное — чтобы все было не хуже, чем у людей. Возврат от «Мерседеса» к «Волге» россияне переживут вполне безболезненно, если эта замена произойдет постепенно и будет повсеместной. В идеале — при условии, что соседу дадут не «Волгу», а старый «Запорожец».

Нельзя теперь станет ездить в отпуск за границу сотрудникам госкорпораций, правоохранительных органов, военным, а у остальных на это просто не будет денег? Не беда. Неравный доступ к оставшимся «благам цивилизации» решит эту проблему. Те, у кого есть возможность отдохнуть на собственной даче, будут стремиться провести отпуск в Калининграде. Бледные отдыхающие из Калининграда — рваться на отдых в Крым. Те, кому доступен крымский загар, — завидовать отдыхающим в Сочи. Ну, а те, у кого нет даже дачи, и раньше жили другими представлениями о потреблении.

Так что никакие санкции не страшны, когда для общества главное сохранение модели, а не уровня потребления. А она останется при любых санкциях. И тогда никаких бунтов не случится. В обществе ментального дефицита всегда можно заменить французский багет нарезным батоном, если покупатель знает, что людям «ниже его классом» доступна только черствая ржаная булка.