А вы знаете, как расшифровывается аббревиатура Роспотребнадзор? Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека. Лучшего названия не смог бы придумать даже Джордж Оруэлл. Борьба за благополучие граждан России становится тотальной. Вчера — сыры и фрукты, сегодня — моющее средство Fairy. А завтра..? А что, собственно, завтра? Да все что угодно!

Роспотребнадзор — ведомство внешнеполитическое

Еще в 2006 году, когда грузинские и молдавские вина в одночасье превратились в некондиционные и вредные для здоровья россиян, стало ясно, что Роспотребнадзор, как и Газпром — тоже своего рода внешнеполитическое ведомство. Давление на страны, которые чем-то не угодили Кремлю, осуществляется посредством арбитражных решений о запрете импорта той или иной продукции. Под удар попадают и компании, давно локализовавшие свое производство в России, как Procter & Gamble — изготовитель злополучного Fairy. Причем никакого независимого контроля за тем, насколько эти запреты обоснованы, просто не существует.

Борьба с товарами западных фирм — один из символов нынешней эпохи. По-моему, это уже больше, чем просто попытка надавить на иностранный бизнес в надежде, что он, в свою очередь, убедит правительства своих стран ослабить или отменить санкции, введенные против РФ. Ведь едва ли даже самые большие оптимисты в Кремле надеются, что даже, скажем, симпатизирующее Москве итальянское правительство откажется от солидарных действий с Евросоюзом и в одностороннем порядке отменит санкции. Такие иллюзии еще существовали в прошлом году, но сегодня их, думаю, уже не осталось.

Мне кажется, речь идет о большем. По мере того, как противостояние с Западом становится привычным и словосочетание «новая холодная война» российские официальные лица все чаще упоминают без кавычек, все эти запреты и уничтожение ставшего притчей во языцех пармезана — своего рода попытка убедить американцев и европейцев: Кремль не поддастся на давление ни при каких обстоятельствах и готов, если потребуется, пожертвовать интересами российских потребителей. Репортажи гостелевидения о сжигании контрабандного товара посылают сигнал и самим потребителям, прежде всего в больших городах: «Конфронтация с ЕС и США — это серьезно и надолго. Приспосабливайтесь, а еще лучше — поддержите».

Лоялисты и лоббисты

Предложение поддержать правительство может показаться странным в стране, где контрафактная продукция и «серый импорт» — повседневная реальность. Казалось бы, в России, где немало бедных и где детей до сих пор учат оставлять тарелки чистыми, едва ли кому-то понравится зрелище сожжения или закапывания вполне качественных сыров или фруктов. Но это только на первый взгляд.

Во-первых, беднейшие слои населения покупают то, что подешевле, и их не сильно беспокоят страдания столичных жителей по поводу исчезнувшего с полок супермаркетов хамона. Убедить этих людей в том, что ликвидируют «контрабанду для богатеньких» не так уж и сложно. Во-вторых, большинство россиян по-прежнему убеждено: импорт — это, в основном, «химия», а отечественные продукты — качественнее, потому что они «натуральные».

Поддержка пропагандируемого правительством импортозамещения сводится, грубо говоря, к фразе «Пусть у нас будут свои масло, молоко и колбаса!»

В России мало кто знает, что надзор за качеством продуктов в Европейском Союзе, мягко говоря, едва ли уступает Роспотребнадзору. Достаточно побывать, как это сделал несколько лет назад я, на молочном комбинате в одной из стран ЕС, чтобы убедиться в этом. Вдобавок, значительная часть производимого в России продовольствия изготавливается хотя бы частично из импортируемых ингредиентов.

Так что «свои продукты» — понятие в эпоху глобализации относительное.

Патриотизм в сфере гастрономии неотделим от протекционизма. Лоббисты российского бизнеса активно используют лозунги борьбы с контрабандой и импортозамещения. Они надеются если не устранить, то существенно ослабить западных конкурентов. Лояльность «линии партии» сочетается с надеждой на получение государственных субсидий. Полагаю, кампания эта будет продолжаться, пока не изменится внешнеполитический курс Кремля. Российскому потребителю придется запастись терпением, перестать быть слишком разборчивым и поверить: Роспотребнадзор знает об их благополучии больше их самих.