В отличие от президентских доктрин США российские обычно не привлекают внимания западных СМИ или часто отметаются как пропаганда. И это непонятно, поскольку России — так же как до этого СССР — не свойственно слишком все преувеличивать в геополитике в той степени, в какой они это делают на идеологическом фронте. Например, доктрина Брежнева, которая обрекала Восточную Европу на существование в условиях господства СССР, жестко проводилась в жизнь силами советской армии и КГБ. А теперь есть доктрина Путина, которая во всех отношениях противодействует доктрине Обамы.

В то время как доктрина Обамы представляет собой искаженную концепцию покаяния, искупления и нежелания рисковать, разработанную с тем, чтобы справиться с падением влияния США за рубежом, доктрина Путина является решительной и продуманной попыткой наполнить имперскими амбициями российскую внешнюю политику, чтобы вновь превратить Россию в стратегический и экономический центр власти. Путинская доктрина, озвученная в российских СМИ в 2008 году, означает явный отказ признавать расширение НАТО и влияние США за рубежом. В ней объединена комплексная стратегия, направленная на то, чтобы умерить стремление Запада к созданию системы ПРО, осуществлять силовую дипломатию в вопросах поставок энергоносителей, вбить клин между странами-членами НАТО, а также задействовать старый советский метод использования соглашений о контроле и сокращении вооружений ради национальных интересов России. Доктрина Путина направлена на восстановление превосходства России в регионе, она использует националистическую православную церковь и царские политические методы XIX века, а также военно-политическую стратегию СССР с тем, чтобы оправдать возврат к имперской политике на основе масштабной кампании по модернизации вооруженных сил — в том числе и в области ядерных вооружений.

Возможно, наиболее характерным примером реализации доктрины Путина является Сирия. В тактическом плане он обошел президента США, применив свою формулировку «избавиться» от сирийского химического оружия. Это ослабило международную критику в адрес Башара Асада (Bashar al-Assad), позволило Путину выглядеть дипломатичным и мудрым, блокировало признание факта массовой гибели людей в результате применения Асадом обычных вооружений и, как оказалось, даже не принудило Асада избавиться от всего химического оружия, которое у него есть и которое он по-прежнему применяет. Это был первый шаг. Сейчас же мы наблюдаем второй шаг: возвращение России в полной мере на Ближний Восток.

Начиная с 1955 года, советская и российская внешняя политика полагалась на Сирию, которая служила ей опорой в реализации действий в двух направлениях. Благодаря Сирии Москва могла проецировать свою силу в Средиземное море через свою военно-морскую базу на сирийском побережье, кроме того, Сирия служила для России плацдармом в регионе для достижения более масштабных внешнеполитических целей. Теперь этому придается новый импульс — Россия направляет дополнительную технику и военнослужащих на авиабазу в Латакии. Русские будут действовать терпеливо и планомерно, но они уже начали с того, что направили туда примерно девять боевых танков Т-90, 15 гаубиц, 35 БТРов и 200 морских пехотинцев. Кроме того, как видно на спутниковых снимках, Россия увеличивает свое военное присутствие, осуществляя строительство на двух военных объектах вблизи средиземноморского побережья. Такие новейшие боевые самолеты как Су-25, «летающие танки» — транспортно-боевые вертолеты Ми-24 «Крокодил» (по кодификации НАТО — Hind или «Лань»), зенитно-ракетно-пушечный комплекс «Панцирь-С1» (по кодификации НАТО — SA-22 Greyhound или «Борзая») готовятся к отправке — если уже не поставлены. Трудно понять, будут ли именно эти виды оружия использованы для реализации заявленных планов Путина — для борьбы с исламскими боевиками.

Глава Объединенного центрального командования вооруженных сил США генерал Ллойд Остин (Lloyd Austin) заявил недавно в отношении России: «Мы на самом деле не знаем, каковы их намерения». Однако наблюдая за действиями русских, вполне понятно, каковы их намерения.

В северной части Ближнего Востока Россия сменила США и позиционирует себя спасительницей в борьбе с исламским экстремизмом. Следующим шагом станет активное задействование российского аэродрома и ВВС для избирательного участия в боевых действиях. Сообщают, что Россия готовится принять участие в контрнаступлении совместно с 4-й бронетанковой дивизией сирийской армии. И завершающим шагом будет постоянное и масштабное военное присутствие России в Сирии. Она станет геополитическим плацдармом для переброски войск в любую точку региона. Именно это было главной причиной вторжения СССР в Афганистан в 1979 году. Но в отличие от Афганистана, сегодня русские могут добиться своей цели и потратят на это гораздо меньше средств, человеческих жизней и времени. Присутствие в Сирии позволяет им приблизить будущие отношения с Ираном. А это — из тех событий, которые указывают на геополитические изменения.

А пока возникает вопрос: как далеко мы позволим русским идти дальше и успешно воплощать свою доктрину в жизнь? И что нужно для того, чтобы США начали действовать?