Жидкости человеческого организма могут рассказать о каждом из нас намного больше, чем мы себе представляем, рассказывает корреспондент BBC Future.

Что могут рассказать о человеке его кровь, слезы и пот? Ученые и медики уже давно используют анализы жидкостей организма для оценки состояния здоровья.

Оказывается, эти жидкости несут в себе гораздо больше информации о человеческом теле, чем мы считали раньше. К тому же проводить такие анализы самостоятельно становится все проще и проще.

Например, корреспонденты Би-би-си уже рассказывали об устройстве, напоминающем трикордер из фантастического сериала «Звездный путь». С его помощью, как заявляют создатели, можно диагностировать смертельные заболевания вроде лихорадки Эбола еще до того, как больной почувствует недомогание — причем пациенту нет необходимости приезжать к врачам.

Это не единственная технологическая новинка, позволяющая проводить сложные анализы за пределами специальных лабораторий: можно вспомнить также Cue — устройство для самостоятельной диагностики способности к зачатию, гриппа и воспалительных процессов.

А фонд технологических инноваций X-Prize тем временем предлагает премию за создание медицинских трикордеров нового поколения, способных выявлять различные болезни.

иначе, чем у европейцев, африканцев или американцев
В ближайшие пять-десять лет, как ожидают специалисты, таких устройств появится очень много. Станут более разнообразными и анализы, позволяющие получать информацию об организме — в дело пойдут и те продукты нашей жизнедеятельности, которые обычно не принято обсуждать на людях.

Само собой, многие из этих диагностических устройств будут анализировать образцы крови.

«В крови можно отыскать следы любого продукта, употребленного в пищу, или же свидетельства определенных процессов, происходящих в организме», — напоминает Гай Карпентер, преподаватель биологии в Королевском колледже в Лондоне.

Джордж Прети из Монелловского Центра по изучению химических чувств в Филадельфии считает, что мы придумаем технологии, позволяющие анализировать и другие жидкости.

Сейчас он пытается разобраться в том, какую информацию о человеке может дать ушная сера.

В отличие от крови, ушная сера — вещество жирное; это способствует концентрации определенных молекул, благодаря чему их легче обнаружить в сере, чем в водянистых жидкостях организма.

«Есть некоторые продукты обмена веществ, которые хорошо растворяются в липидах (жирах), и их нам, похоже, стоит искать в ушной сере», — полагает специалист.

Например, понюхав ушную серу, можно диагностировать лейциноз — врожденное нарушение обмена веществ, при котором организм не способен расщеплять определенные аминокислоты. «Она будет пахнуть кленовым сиропом», — поясняет Прети.

Ученый недавно опубликовал результаты своего исследования, в ходе которого выяснил, что ушная сера у людей с восточноазиатскими корнями пахнет иначе, чем у европейцев, африканцев или американцев, и запах тела у них тоже другой.

«У нас уже есть свидетельства того, что в ушной сере содержится информация о заболеваниях, а также о том, где вы были и что ели», — говорит специалист.

Пока не ясно, станут ли анализы ушной серы более точным инструментом диагностики некоторых болезней, чем анализы крови и других жидкостей, но, по словам Прети, «мы этого не узнаем, если не попробуем».

Не будем забывать и про пот. Уже несколько десятилетий с помощью его анализов выявляют муковисцидоз у новорожденных — это заболевание нарушает баланс хлора и натрия в поте.

А недавно были разработаны специальные пластыри для спортсменов, которые реагируют на нарушение водно-электролитного баланса пота и таким образом предупреждают об обезвоживании и критическом истощении сил.

Следить за динамикой состава пота удобно, для этого не нужно прокалывать кожу иглой или даже брать с нее мазок — можно просто закрепить под одеждой беспроводной электронный датчик, который будет передавать все данные автоматически.

Однако у этого метода есть и ограничения. «Пот содержит молекулы-маркеры, но они весьма изменчивы, и это, пожалуй, помешает их клиническому использованию», — заявляет Джереми Николсон, заведующий кафедрой биологической химии в Имперском колледже Лондона.

Кроме того, на состав пота влияет деятельность микробов, обитающих на поверхности кожи.

Кровь, в свою очередь, обычно дает более точную картину происходящего в организме, так как она движется по всем тканям, а наше тело внимательно следит за ее базовым составом.

В каждой капле крови содержится много информации — возможно, со временем мы научимся интерпретировать ее гораздо лучше, чем умеем сейчас.

К примеру, Манфред Кайзер из медицинского центра при Университете имени Эразма Роттердамского в Нидерландах разрабатывает тест ДНК, с помощью которого можно было бы на основании образца крови получить информацию о возрасте, внешности и месте происхождения человека.

Это, в частности, помогло бы полиции устанавливать личности подозреваемых или опознавать сильно разложившиеся тела.

Ученые с энтузиазмом следят и за ходом исследований колоний микроорганизмов, живущих на человеческом теле и внутри него.

«Мы полагаем, что по меньшей мере треть промежуточных продуктов обмена веществ в нашей крови производится микробами», — рассказывает Тим Спектор, профессор генетической эпидемиологии в Королевском колледже Лондона и автор книги «Миф о диете» (The Diet Myth).

Становится все более очевидным, что они влияют на состояние нашего здоровья так, как мы раньше не могли себе представить — например, влияющий на настроение нейромедиатор серотонин производится не только клетками мозга, но и вырабатывается некоторыми бактериями в кишечнике.

Это означает, что эти бактерии могут играть роль в возникновении депрессии.

Наиболее явно изменения в микрофлоре организма проявляются в фекалиях. «Если вы дадите мне образец кала и образец ДНК, то на основании кала я узнаю о вас гораздо больше, чем на основании ДНК», — заявляет Спектор.

Дело в том, что геномы разных людей совпадают примерно на 99,9%, а одинаковых микробов у нас всего 10-20%.

Недавние исследования говорят о том, что типы микробов в нашем кишечнике — а значит, и в фекалиях — зависят от питания и от места проживания.

«Мы можем вычислить разницу между европейцами, африканцами и южноамериканцами; есть у нас и предварительные данные по близнецам, в которых заметны различия между живущими в Шотландии и в Англии», — говорит профессор.

Итак, исследование фекалий на предмет микробов и производимых ими химических соединений способно помочь нам разобраться в причинах сложных заболеваний, таких как диабет или ожирение.

А еще такие анализы, по словам Спектора, могут сигнализировать о том, что пожилой человек становится чересчур слабым и нуждается в дополнительном уходе: «На закате жизни существенно увеличивается количество одних микробов и уменьшается количество других».
По мере освоения этих источников информации и падения стоимости тестирования неизбежно будет появляться все больше наборов для самодиагностики.

Есть мнение, что такое новшество способно демократизировать медицину, снизить необходимость в личных посещениях врача и позволить пациентам самостоятельно следить за своим здоровьем.

Но это может привести и к лишнему беспокойству и ипохондрии. «Мы можем выдать людям наборы для анализа чего угодно, но интерпретация результатов этих анализов по-прежнему будет требовать участия специалиста», — считает Карпентер.

Могут возникнуть и опасения по поводу возможных злоупотреблений: сейчас, по крайней мере, нам не нужно особенно задумываться над тем, чтобы продукты нашей жизнедеятельности не попали к недобросовестным людям.

Но, так или иначе, уже скоро капли вашей крови, пота или даже кусочка ушной серы может оказаться достаточно для того, чтобы получить подробную информацию о вашем здоровье, образе жизни — да и мало ли о чем еще.