В холмистой местности Котсуолдс, неподалеку от городка Нейлсворт на шоссе со странным названием Другая дорога стоит необычный футбольный стадион. Зайдя на его территорию, первым делом замечаешь пару электромобилей Nissan Leaf, подключенных к зарядочным колонкам. В вестибюле на стойке регистрации лежат листовки общества веганов. Это единственный в мире футбольный клуб, где не подают мясные и молочные блюда. Игроки и болельщики могут насладиться фахитас с заменителем мяса, бургерами с овощами, пиццой без сыра и чаем с соевым молоком.


Посмотрите отсюда на главную террасу клуба Forest Green Rovers, и вы заметите нечто более интересное. Наверху южной трибуны размещено 170 солнечных панелей. За угловым флажком стоит большая емкость для хранения воды, попадающей туда по дренажу с поля, которое удобряется водорослями. Необычны даже рекламные баннеры: на самом большом логотип благотворительной организации по защите морской среды Sea Shepherd, представляющий собой белый череп и кости.


Все это может показаться благородно-экстравагантной затеей тщеславного магната-хиппи. Но Forest Green Rovers — это серьезный клуб. В составе команды все профессионалы, а в турнирной таблице Национальной лиги (это пятая по значимости лига английского футбола) она находится в верхней части. Если клуб не сбавит темпы, у него появится неплохой шанс впервые за свою 127-летнюю историю выйти во вторую лигу. Но есть у него цель и более высокого порядка — дойти до чемпионата Футбольной лиги, откуда всего один шаг до Премьер-лиги.


По этой причине Forest Green Rovers осуществляет план строительства необычайного стадиона в Глостершире возле Страуда. Проект подготовила фирма Zaha Hadid Architects, которая строила центр водных видов спорта к Олимпиаде-2012. Стадион будет вмещать пять тысяч человек с возможностью двукратного расширения. Построят его целиком из дерева. «Такого пока еще никогда и нигде не делали, — сказал Дейл Винс (Dale Vince), в 2010 году спасший клуб от почти полного разорения, а сегодня являющийся его председателем. — Это будет самый экологически чистый стадион в мире».


Мы встретились в начале ноября в страудской штаб-квартире фирмы возобновляемых источников Ecotricity, которую Винс учредил в 1995 году. Сегодня она эксплуатирует 19 ветряных и две солнечные электростанции. Винсу 55 лет, но он не похож на обычного руководителя фирмы. Ходит он в коричневых сапогах, драных джинсах и черной футболке. Волосы на голове у него выбриты с боков, наверху небольшой «конский хвост», и он носит длинные бакенбарды. В мочку левого уха у бизнесмена вставлено серебряное кольцо.


Кабинет Винса меблирован скудно: два кресла-мешка, конторка, маленький круглый стол посередине и большой зеленый британский флаг на стене. Если вы не читаете газеты, которые прошлым летом привлекли всеобщее внимание к его состоянию, когда Винс вел судебную баталию со своей бывшей женой, у вас вряд ли появится впечатление о том, что он стоит более 100 миллионов фунтов стерлингов.


Это состояние позволило Винсу расширить свои зеленые мечты, выведя их за пределы футбольного поля. Перед всеобщими выборами 2015 года он передал 250 тысяч фунтов лейбористам, 50 тысяч фунтов либерал-демократам и 20 тысяч фунтов штабу депутата парламента от партии зеленых Кэролайн Лукас (Caroline Lucas). Но самых больших успехов на экологическом фронте он может добиться в транспорте. Фирма Ecotricity построила так называемое «Электрическое шоссе». Это сеть из 296 пунктов зарядки электромобилей на заправочных станциях, позволяющая сегодня водителю такого транспортного средства доехать от Лендс-Энда (самая западная точка английской части острова Великобритания) до Джон О'Кроатс (самая северная точка). Винс говорит, что он пытается ускорить гибель двигателя внутреннего сгорания. «Наше правительство не самое амбициозное в вопросах экологии, но оно хочет, чтобы к 2030 году все машины были электрическими или гибридными. А мы считаем, что это можно сделать быстрее».


***


Винс вырос в Норфолке в Грейт-Ярмуте в бунгало с двумя спальнями. Отец у него был водителем грузовика. Он напряженно трудился и всегда беспокоился о том, чтобы хватило денег на семью. «Поэтому я решил оставить учебу и вести себя как хиппи, — написал в 2009 году в Daily Telegraph Винс. — Мне не нужна была ни карьера, ни ипотека».


Он бросил среднюю школу в 15-летнем возрасте, а спустя четыре года стал путешественником Нового века. Первым домом для него была старая карета «скорой помощи». Винс колесил по Британии и Европе. В процессе этого он женился, рисовал, учился печь хлеб — а также вступал в стычки с полицией. Он вошел в состав конфедерации анти-авторитарных путешественников «Конвой мира», а летом 1985 года принял участие в «битве при Бинфилде», когда полиция попыталась предотвратить проведение бесплатного фестиваля в Стоунхендже и вступила в столкновение с протестующими. Некоторых путешественников избили, а их машины разгромили.


Винс оказался человеком рукастым. Он смонтировал маленькую ветроустановку на своей машине для освещения внутреннего помещения. В начале 1990-х, когда он жил на холме в Глостершире в списанном армейском грузовике, на него снизошло просветление: а что если задействовать энергию ветра в гораздо больших масштабах и изменить всю энергетическую промышленность? Винс решил вернуться в общество и создал компанию Ecotricity, которая претендует на звание первой в мире фирмы «зеленой» энергетики. Модель была довольно проста: компания производит максимально возможное количество энергии из возобновляемых источников, закупает дополнительно необходимую ей энергию на базе органического топлива, а на получаемые от клиентов средства строит все новые ветроэлектроустановки, пока вся энергетика целиком не станет «зеленой».


«Свою первую ветроэлектростанцию я построил в 1996 году после пятилетней баталии со всякого рода препятствиями — противниками строительства, ханжами, планировщиками, крупными энергетическими компаниями и прочими. А в 1997 году я отправился в Киото, — написал Винс в своем блоге Zero Carbonista. — Все остальное это история».


Та первая ветроэлектростанция работает до сих пор. Ее лопасти можно увидеть с вершины трибуны стадиона Винса. Ecotricity преуспевает, как и футбольный клуб, посещаемость домашних игр которого за шесть лет увеличилась в два раза. У компании почти 200 тысяч клиентов. По данным Регистрационной палаты Великобритании, оборот за финансовый год, закончившийся в апреле 2016 года, составил 126 миллионов фунтов, увеличившись по сравнению с предыдущим периодом на 17 миллионов. Чистая прибыль до вычета налогов составила 6,7 миллиона фунтов. Винс единственный акционер фирмы, однако Ecotricity не выплачивает дивиденды, а его зарплата не превышает 150 тысяч фунтов. Винс со второй женой и их общим сыном живет в переделанном форте 18-го века, который стоит более двух миллионов фунтов. Однако он заявляет, что его главный мотив это не деньги.


Несмотря на все успехи Ecotricity, компания сталкивается с определенными трудностями, в том числе, с последствиями от Брексита, с которым Винс не согласен. «Мы еще даже не вышли из ЕС, а фунт упал, и банки задумываются об уходе из страны, — сказал он. — Процесс выхода мучительный, а идея о том, что вне ЕС нам будет лучше — это чепуха».


Но непосредственные и самые неотложные проблемы Ecotricity носят регуляторный характер. Последнее правительство лейбористов ввело ряд привлекательных стимулов для компаний и владельцев домов, чтобы те использовали энергию из возобновляемых источников, особенно ветровую и солнечную. Сумма субсидий составила миллиарды фунтов, а Ecotricity с 2002 года получила 36 миллионов на строительство ветроэлектростанций на общую сумму свыше 100 миллионов фунтов. Это помогло превратить Британию в мирового лидера по экологически чистой энергии. В 2011 году девять процентов электричества Британия получала за счет ветра, солнца и других возобновляемых источников. В 2015 году этот показатель достиг 25%.


Но когда в 2015 году при Дэвиде Кэмероне большинство получили консерваторы, они отказались от ограничений своих партнеров по коалиции либерал-демократов, выступавших с позиций защиты окружающей среды. Теперь осуществлять «зеленые» проекты и получать разрешения на планирование намного сложнее. Правительство также сократило финансовую поддержку отрасли. В декабре 2015 года, оказав содействие заключению Парижского соглашения о климатических изменениях, в котором звучит призыв ко всем странам мира снизить свою зависимость от органического топлива, правительство объявило о сокращении субсидий на возобновляемые виды топлива, формировавшихся за счет средств компаний и частных энергопотребителей.


«Они [тори] кувалдой разрушили энергетику возобновляемых источников, — сказал Винс. — И сделали они это обманным путем, сказав, что это пойдет на пользу отрасли. Практически, они прикрыли солнечную и сухопутную ветровую энергетику в Британии. Привнесли ли они что-то новое? Я этого не вижу».


В то же время, правительство ратует за добычу топлива методом гидроразрыва пласта, хотя это весьма неоднозначная технология, подразумевающая подачу в скальные породы под огромным напором воды и химикатов для высвобождения находящегося там газа. Эти технологии находятся под запретом во Франции, Германии, Нидерландах, Шотландии и Уэльсе, потому что их правительства озабочены проблемами окружающей среды. Официальные исследования показывают, что за добычу методом гидроразрыва выступает менее 20% британцев, однако в октябре правительство, проигнорировав мнение местных советов в графстве Ланкашир, утвердило планы разведки сланцевого газа в регионе. «Метод гидроразрыва при добыче газа очень рискован, а газ очень дорог, и мы не сможем его себе позволить, если Британия намерена выполнять свои обязательства по сокращению углеродных выбросов», — сказал Винс.


У него есть альтернативное предложение: добывать «зеленый» газ из травы, растущей по окраинам фермерских земель. Ecotricity в следующем году построит свой первый завод по переработке биомассы в газ в Гэмпшире, и Винс говорит, что теоретически лет через двадцать зеленым топливом можно будет обогревать почти все дома в стране. Но его концепция вряд ли получит поддержку со стороны Терезы Мэй, которая после прихода к власти в июле месяце упразднила Министерство энергетики и климатических изменений, передав его функции укрупненному ведомству, отвечающему за коммерцию. «Когда речь заходит о зеленой энергии, в свои права вступает идеология, — отметил Винс. — Левые за нее, а правые против».


Вот почему в феврале 2015 года он впервые в жизни пожертвовал средства лейбористам. Что он думает сейчас, когда лейбористы по опросам общественного мнения намного отстают от консерваторов? «Джереми Корбин приятный человек. Он считает, что сможет возглавить партию и привести ее к победе на всеобщих выборах. Но я бы на его месте отошел в сторону. Партия расколота, и это настоящая проблема. Тори могут делать что хотят».


Он полагает, что свою роль в восстановлении позиций левых сил может сыграть Тони Блэр. «Я против „Трайдентов" и атомной энергетики, и я за социальную справедливость. Но я также человек практичный. То, что Тони Блэр сделал с Ираком, это настоящий позор. Но все-таки чаще он поступал правильно. Мне кажется, Блэр показал себя фантастически, и слухи о его возвращении не могут не радовать меня».


Если спросить Винса, что бы он сделал на посту министра энергетики, он сразу начнет загибать пальцы: запретить добычу методом гидроразрыва; порвать контракт на строительство АЭС Хинкли-Пойнт C; потратить миллиард долларов на повышение энергоэффективности; обложить налогами загрязняющие атмосферу энергетические компании; возможно даже, вновь национализировать энергетику, передав ее от добывающих компаний компаниям-распределителям. Он также называет мощным стимулом экологически чистые автомобили, приводя в качестве примера Норвегию, где достигнуты заметные результаты. Там благодаря налоговым льготам и стимулам (освобождение от НДС, плата за парковку в общественных местах, возможность использовать выделенные полосы для общественного транспорта) на долю электромобилей с подзарядкой сегодня приходится более четверти продаж новых автомашин. «Такие экономические сигналы меняют поведение людей», — говорит Винс.


***


В детстве Винса изумляло, как много на дорогах автомобилей. Он вспоминает, как постоянно думал: топливо для них обязательно когда-нибудь кончится. Однако нефтяные компании открывают все новые месторождения, а поэтому у автомобилестроителей нет стимулов для проектирования и производства экологически чистых машин. В 2008 году, когда в 40 самых развитых странах мира на дорогах было менее двух тысяч электромобилей (а в Британии их не было практически вообще), Винс со своими инженерами решил проявить инициативу.


«Вы знаете, я в душе немного защитник природы и автомобильный энтузиаст, и в этом заключается суть проблемы. В то время я не мог купить электромобиль, поэтому мы купили на eBay корпус автомобиля Lotus Exige и превратили его в суперкар», — рассказал он мне.


Машина получила название «Немезида». В 2012 году она побила рекорд скорости в Британии для электромобилей, разогнавшись до 244 километров в час. Но Винс к тому времени понял, что строительство автомобилей это совсем не то, что выработка электроэнергии. Тогда он стал создавать инфраструктуру в надежде на то, что это ускорит переход на электромобили.


«Мы хотели разорвать этот замкнутый круг», — сказал он. Электромобилей у людей было мало, а поэтому и точки зарядки в Британии были очень редки. Следовательно, это отбивало у населения охоту покупать электромобили. Ecotricity в 2011 году открыла точку подзарядки на заправочной станции. Чтобы зарядить аккумуляторы маленького пятидверного семейного хэтчбэка Nissan Leaf с дальностью хода 120 километров, требовалось восемь часов. «Мы понимали, что этого недостаточно, однако знали, что грядут серьезные технологические улучшения по емкости».


Сегодня Nissan Leaf — это самый продаваемый в мире электромобиль. Подзарядившись в течение получаса на заправочной станции (это не полная зарядка), он может проехать почти 130 километров. Большинство новых электромобилей между подзарядками проходят от 150 до 240 километров. Если раньше покупателей беспокоил такой показатель как дальность хода между подзарядками, то теперь беспокойство постепенно ослабевает. Через несколько лет на 15-минутной подзарядке можно будет проехать более 600 километров, говорит Винс.


На пути проекта «Электрическое шоссе» немало рытвин и ухабов. В самом начале Ecotricity заключила соглашение с калифорнийской компанией по производству электромобилей Tesla, которой управляет миллиардер из сферы высоких технологий Элон Маск (Elon Musk) (тот самый, который намерен колонизировать Марс). Однако в 2014 году Ecotricity заявила, что Tesla действует у нее за спиной, ведя переговоры с заправочными станциями об установке своих собственных зарядочных устройств. Ecotricity подала на Tesla в суд, затем получила встречный иск. В июне 2015 года две компании достигли внесудебного урегулирования. (Спустя несколько месяцев у Винса был еще судебный процесс. Его бывшая жена, с которой он развелся в 1992 году, не имея никакого капитала, заявила претензии почти на два миллиона фунтов из его состояния, и получила 300 тысяч.)


Ставка Винса на «Электрическое шоссе» (как и ранее на ветровую энергию) кажется умным ходом. По данным Международного энергетического агентства, в конце 2015 года в мире было 1,26 миллиона полностью электрических или гибридных автомобилей, то есть, в три раза больше, чем в 2013 году. По прогнозам МЭА, к 2040 году в эксплуатации будет находиться 150 миллионов электромобилей. На долю бензина приходится почти 20% из общего объема потребляемой нефти, и последствия для нефтеперерабатывающей отрасли будут очень серьезные — как и для климата на нашей планете. В ноябре компания Shell объявила, что общий объем спроса на нефть уже через пять лет может достигнуть своего пика.


Ecotricity с 2011 года позволяла водителям бесплатно использовать свои точки подзарядки на заправочных станциях, но в июле она впервые ввела плату. Получасовая подзарядка обходится в шесть фунтов стерлингов. Этот шаг вызвал возмущение у многих автолюбителей, но Винс не намерен оправдываться, заявляя, что ему нужно окупать затраты. «Не на всем надо делать деньги», — говорит он, имея в виду футбольный клуб и сеть электрических подзарядок автомобилей. Но какими бы альтруистическими ни были его мотивы, он ко всему прочему еще и бизнесмен.


Экологически чистые машины в Британии по-прежнему довольно дороги. Самая дешевая модель в линейке Nissan Leaf стоит более 20 тысяч фунтов. Но цены снижаются, а выбор становится все богаче, и сегодня в стране продается более 40 моделей электрических и гибридных автомобилей.


«Камнем преткновения была дальность хода электромобилей и цена. Но теперь первое увеличивается, а второе снижается, — сказал Винс. — Технологии вышли на уровень массовой привлекательности. Вот увидите, уже скоро к этому подключится государство и припишет заслуги себе».


Что до Винса, то у этого миллионера даже машины нет. На кресле-мешке в его кабинете в Страуде валяется шлем и куртка, в которых он ездит на работу на мотоцикле. Да, это электрический мотоцикл.