В русском языке слово «Украина» значит «на окраине», «на границе». Это значение вот уже долгое время вызывает раздражение у жителей этой страны. В 1990 году реформы по демократизации политического процесса, запущенные Горбачевым, поставили СССР в тяжелое положение, единый Союз оказался на краю гибели. Именно Украина одной из первых подняла знамя «независимости» и «суверенитета». Около 1990 года «товарищ председатель Верховного совета Украинской ССР» Кравчук превратился в «господина президента» республики Украина. По его плану Украина должна была сбросить оковы Советского Союза, войти в западный лагерь, стать частью демократичной, просвещенной, богатой и могучей европейской семьи.

Однако прошло 20 лет, и мы видим, что желания круто разошлись с действительностью. Украина, носившая гордое название «житницы Европы», в советское время страна с наибольшим числом инженеров, страна с развитой производственной отраслью и новейшими технологиями машиностроения, сегодня по уровню развития скатилась чуть ли не на последнее место среди 15 бывших союзных республик. Только в период с 1992 по 1999 год ВНП Украины сократился на 75%, около 70% населения проживают за чертой бедности. С советским периодом и не сравнить.

Прошло 10 лет, и на Украине разгорелась новая, «Оранжевая революция». Некоторые мировые политические силы бурно радовались и рукоплескали этому событию, считая, что это «четвертая волна демократизации», пришедшая на смену Холодной войне. Однако довольно быстро ажиотаж от «цветных революций» спал, и все вернулось на круги своя: народ Украины снова прошел полный круг «от разочарования к возбуждению, от возбуждения к надежде, от надежды к ожиданию, от ожидания к терпению, от терпения к разочарованию». Обманутый и вернувшийся на исходную точку народ сделал из этого неутешительный вывод: «цветные революции» не могут воплотить в жизнь сказку о демократизации и счастье, западные страны экспортируют вовсе не «настоящую демократию» и вовсе не являются «настоящими друзьями» Украины. Западные страны экспортируют лишь хаос и беспорядок и трудятся лишь во имя своих геополитических интересов. Украина — лишь пешка в шахматной партии других держав, а простые украинцы — лишь «рабочие лошадки» в борьбе политиканов за власть.

В действительности на Украине произошла не то что «демократизация политического процесса», а скорее «коммерциализация политики». Власть стала рыночным продуктом, попала в руки банд, оказалась поделенной по разным территориям. Это не «демократическая политика», а «политика борьбы», «политика сведения счетов», «политика личной мести» и грызни за власть между разными группировками. Демократия стала лишь средством в борьбе за свои интересы, а парламент превратился в поле битв. А у власти в эти годы оказывались то «стальные короли», то «газовые принцессы», и так раз за разом. В целом это можно резюмировать только так: низкосортная демократия или демократия, угодившая в западню. В 2005 году даже сам Кравчук, мучаемый угрызениями совести, заявил: «если бы я знал в 91-ом году, что будет так, как сейчас, <...>, я бы не подписал Беловежского Договора, я бы скорее себе руку отрезал».

Прошло еще десять лет, и сейчас мы видим, что «образцовая демократия» сменилась на «картонную демократию»: демократические принципы выродились, общество откинуто назад, путь утерян. Президент и премьер сменяют друг друга будто на карусели, в стране повсевместно распространена коррупция, в политике — постоянное сведение счетов: государственный строй в состоянии хаоса.

Если вспоминать последние двадцать лет, то политические метаморфозы советской Восточной Европы дают нам богатую пищу для размышлений. Во многих частях советской Восточной Европы местные сепаратисты или же существовавшие внутри коммунистическй партии диссиденты претерпели мгновенную метаморфозу, из «первых секретарей» обернувшись «президентами, выбранными народом». Однако стоило им получить в руки власть, как они тут же из «борцов за либеральную демократию» превратились в диктаторов, силой разогнавших парламенты, погрузивших свои страны в коррупцию, занимающихся демагогией ради достижения популярности и притесняющих сторонников Запада. Демократия стала инструментом, ее идеи были опошлены, она превратилась лишь в лозунг и прием политической борьбы. Некоторые политические силы навесили на себя ярлык «демократических» и таким образом будто бы нашли себе «политическое убежище» или специальную «защитную окраску»: это дало им право свободно указывать на недостатки других, оставаясь при этом недоступными для критики.

За эти 20 лет такие страны, как Украина, потеряли свой путь развития, полностью увязли в настолько глубокой трясине, что выбраться из нее уже не представляется возможным. Страна шатается то туда, то сюда, не может выбрать между Востоком и Западом, так и перескакивает с одного на другое. В эти последние три месяца политические потрясения следовали одно за другим, но все это не вызывает удивления, ведь все происходит в соответствии с, можно сказать, логикой политического процесса. Украина, стоящая в тупике, вновь оказалась в той же точке, что и десять, и двадцать лет назад. Охватывая взглядом будущее, можно сказать, что если все украинские силы не смогут в наикратчайшее время достичь единогласия в таком ключевом вопросе, как определение пути развития и плана государственного строительства, а наоборот продолжат вязнуть в трясине фракционной борьбы, национальных и территориальных противоречий, продолжат строить политику вокруг интересов разных фракций и олигархов, то тогда у Украины не будет ни единого шанса полностью освободиться от роли «щели» в политике великих держав и вырваться из порочного круга постоянной политической неустойчивости, останется лишь жизнь в трясине выживания на периферии.

Автор — глава Центра документации и информации Китайской академии общественных наук.