Сейчас много желающих пообсуждать события последних месяцев на Украине. Много других – тоже желающих узнать правду или что-то похожее на нее – должны были бы к этим нескольким месяцам прибавить, по меньшей мере, еще 3 года и 9 месяцев пребывания на президентском посту Виктора Януковича. И вопрос даже не в реакции значительной части граждан Украины на резкий разворот власти в другую сторону от подписания Соглашения об ассоциации с ЕС. Нет, вопрос в другом – почему Банковая так охотно занималась евроинтеграцией, кто и почему сначала разрешил властям в Киеве активно евроинтегрироваться, а потом решительно, путем «торгового кнута» и «кредитных пряников» приостановил этот процесс? И, самое главное – для чего этот кто-то делал такие шаги, манипулируя сознанием миллионов украинцев?

Именно при анализе многих событий и фактов этого периода можно найти ответ на вопрос, был ли Майдан случайным, неожиданным явлением? И для кого: Украины, Европы, Януковича, Путина? Или же наоборот – Майдан, даже не один Майдан, а его , как теперь представляется, катастрофические, с точки зрения украиноцентриста, последствия – были необходимы хозяину Кремля. Не добившись значительного прогресса Украины на пути в Таможенный, а затем – и в Евразийский Союз, Путин предпочел получить повод для непосредственного вмешательства в события на Украине для отторжения части ее территории. И, наконец, получил его.

Он моделировал эту ситуацию довольно долго. Иногда кажется так, что вся эта идея с так называемым «ассоциативным членством» была задумана именно в Москве. Европейцы, несмотря на всевозможные притеснения демократии внутри Украины, дружно все это терпели, потому что Янукович хотя и превращался в самодержца, но постоянно повторял, что стремится в ЕС. В Европе проглотили все: сколоченную наскоро неконституционным образом коалицию под четвертого президента, так называемые «харьковские соглашения» и способ их принятия с несколькими ранеными в парламенте, отмену политической реформы 2004-го...

Что еще?

Сторонники евроинтеграции у возведенной баррикады на улице Грушевского у здания кабинета министров Украины в Киеве


В Европе верили, хотели верить, в евро-Януковича с евроинтеграцией. В евроинтеграцию поверили и внутри самой Украины – если в начале президентства Виктора Второго еврооптимистов было меньше половины то по состоянию на лето 2013-го они уже преобладали почти по всей Украине – их стало если не 2/3 , то 60 % точно, и их количество значительно увеличилось на Юго-Востоке!
А как же могло быть иначе, если сама правящая Партия регионов была неким локомотивом евроинтеграции – вспомните митинги ПР в поддержку Соглашения об Ассоциации на Востоке страны.

Несмотря на наличие настоящей торговой войны по отношению к Украине со стороны России с конца лета 2013, никто на Банковой даже не намекал на возможность пересмотра европейского вектора. Вспомните, главными препятствиями на пути к Соглашению об Ассоциации всегда была Юлия Тимошенко, то есть ее тюремное заключение, и, якобы, неуступчивость Киева в вопросе терпимого отношения к ЛГБТ сообществу (якобы!). И вот, вдруг, всего за неделю до подписания людям говорят, что никакого подписания не будет. Мол, от него – одни убытки и нужно возвращаться в РФ.

Не сомневаюсь, что первый Евромайдан разогнали четко по указанию «старшего брата». И брат этот – не Андрей Клюев, хотя без него, скорее всего, не обошлось. Практически все экспертная среда сошлась во мнении, что именно разгон первого Евромайдана в ночь на 30 ноября привел к резкому увеличению как его сторонников, так и сторонников идей, которые на нем защищались. Это с одной стороны, с другой же – начали объединяться также адепты Таможенного союза – хозяину Кремля надо было понять, насколько сильны его позиции не только по соцопросам. Провоцированием Януковича на силовые действия Путин хотел, прежде всего для себя, убедиться в том, насколько этот персонаж может быть задействован в планах Кремля как субъект.

И именно поиску ответа на этот вопрос, а также учету производных от него посвятил почти три месяца Путин. Он совершенно не желал, абсолютно(!), чтобы украинская политиическая элита сумела сама найти ответ на вызовы, стоящие перед ней сразу после встреч Путина с Януковичем. Все, что делалось в Киеве после его вояжей в Россию, играло не только против Януковича лично, но и против Украины. Но это еще понять надо!
 
И эскалация на протяжении ноября, и так называемые «диктаторские законы» от 16 января, и переход противостояния к активно-огневой фазе 19-23 января и начало конца режима – 18-22 февраля. Теперь стало ясно, почему Янукович, сбежав из Киева, не выступил на форуме в Харькове, якобы посвященном антимайдановским действиям. Почему он не принял участия в мероприятии, которое мог бы собрать, сколотить вокруг Януковича значительное антимайдановское сообщество.

Неужели, просто побоялся? При таком количестве сторонников... Вряд ли... Просто это было уже никому не нужно. В Москве. Зачем объединяться, сплачиваться вокруг ничтожного предателя, как сказал Ефремов, если можно делать то же самое, но уже вокруг мощного и хорошего лидера Евразийского мира, «русского мира» – ВВП.

Собственно, нейтрализовав Януковича, Путин открыл себе дорогу не только к аннексии Крыма, а и к возможному захвату Украины. Или хотя бы восточной ее части. При наличии легитимного, по словам Путина, президента с электоральным ядром именно в Крыму и на Юго-Востоке, это сделать было просто немыслимо! А при отсутствии Януковича, практически все те, кто привел его к власти в 2010-м, остались без идеологического руководителя. Кто же будет защищать их от «бандеровцев»? От Запада? От «насильственной украинизации»? Конечно же – Путин. Показательна в этом плане ситуация с крымскими регионалами, почти единогласно «легли» под ВВП. Очень не хочется, чтобы такое повторилось на Юге и Востоке нашей страны... И, в общем, очень не хочется, чтобы все лживое, ничтожное и обманчивое, что связано с имперскими стремлениями вышеупомянутого политического персонажа, случалось...

Перевод: Антон Ефремов.