Договоренность о прекращении огня на Востоке Украины соблюдается весьма условно, Крым аннексирован, а российские войска по-прежнему стоят по другую сторону границы... Однако украинцы стараются вести себя так, словно ситуация вновь приходит в норму.

26 октября в стране пройдут парламентские выборы, на которых будет определен новый состав Верховной Рады. Они станут уже вторым голосованием в этом году после майских президентских выборов, победу на которых одержал Петр Порошенко. Преимуществами сколотившего состояние в кондитерской промышленности олигарха стали его проевропейский настрой и связи в Кремле.

Путин сохраняет давление


Перед Украинцами стоит двойная задача: решить вопрос с практически отделившимся от страны Донбассом в лице Донецкой и Луганской республик, а также добиться успеха там, где потерпела неудачу «оранжевая революция» 2004 года, то есть провести экономические реформы и построить правовое государство.

Однако проблема в том, что первое и второе весьма относительно совместимы друг с другом. И именно этой несовместимостью активно пользуется Владимир Путин для сохранения давления на киевские власти - вне зависимости от результатов выборов.

На недавно прошедшем в Милане саммите «Азия-Европа» руководству Европейского Союза и президенту России представилась возможность обсудить украинский вопрос, однако они не смогли добиться хоть каких-то подвижек в поиске устойчивого решения конфликта между центральным правительством и пророссийскими сепаратистами.

Владимир Путин твердо придерживается прежних позиций. По его словам, Россия не является участником конфликта и готова всячески содействовать его разрешению, поддерживая подписанное в Минске соглашение о перемирии. К сожалению, как отмечают в Кремле, в понимании ситуации существуют расхождения, которые становятся только острее из-за укоренившихся на Западе стереотипов. Единственный небольшой шаг вперед заключается в том, что Москва, у которой есть фактически право вето в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, согласна на применение наблюдательных беспилотников для контроля на границе Украины и России (при участии Франции, Германии и Италии).

Как бы то ни было, у России нет ни малейшего желания оказывать давление на сепаратистов так, чтобы они отказались от выборов в подконтрольных им областях, которые они собираются провести в ноябре без согласия киевских властей, или чтобы они отошли с занятых позиций.

В Милане Путин называл Луганскую и Донецкую области Новороссией: таким определением уже давно пользуются сепаратисты и российские ультранационалисты. «В некоторых населенных пунктах, которые должны быть оставлены ополченцами, выяснилось, что там сами ополченцы из этих населенных пунктов не могут уйти. Они говорят: мы не можем оттуда уйти, там живут наши родственники, жены, дети», — добавил он, чтобы показать, что такая ситуация сохранится надолго.

Кроме того, президент России не готов пойти на уступки и по вопросу территориальной целостности Украины, который считают центральным все европейские лидеры. В теории эта территориальная целостность включает в себя также и Крым. Представители Запада напоминают об этом на каждой встрече с российскими официальными лицами, однако не питают ни малейших иллюзий насчет возращения полуострова в состав Украины.

Запад исчерпал арсенал санкций


Все их внимание сейчас сосредоточено на Донбассе. Но Путин вовсе не собирается вырезать этот нарыв, потому что тот становится для него эффективным средством давления на Киев. Августовским наступлением к порту Мариуполь он вызвал сомнения насчет намерения создать на украинской территории коридор вплоть до Крыма или даже Приднестровья. По факту на это он не пошел, однако само существование угрозы уже укрепляет его позиции. Разве он не говорил главе Европейской комиссии Жозе Мануэлу Баррозу, что если бы захотел, его войска дошли бы до Киева за две недели? Чтобы произвести впечатление на собеседников, ему даже не нужно действовать.

На самом Донбассе он еще не разыграл все свои карты. Он охотно говорит о «Новороссии», но до сих пор не признал сепаратистские Донецкую и Луганскую республики. Он крепко держится за этот козырь и, возможно, даже его не использует. Ведь в Приднестровье, которое объявило о независимости от Молдавии после распада СССР, по-прежнему находится российская армия, но Москва официально так и не признала тираспольские власти.

У Запада нет прежней широкой гаммы средств для реакции на российскую политику. Он исчерпал арсенал санкций. Европейский Союз даже согласился отложить на конец 2015 года вступление в силу соглашения об ассоциации с Украиной, хотя осенью 2013 года отказ от него породил протестное движение на Майдане.

Путин дергает за самые разные ниточки, чередует угрозы с обещаниями снятия напряженности. Тем самым он сеет смуту среди членов ЕС, которые сомневаются в эффективности санкций или опасаются их возможных последствий. Новость о договоренности насчет цены за газ для Украины на ближайшие месяцы является продолжением этой логики. Зимой украинцы не будут мерзнуть, а газ продолжит и дальше поступать в Европу. Однако в кредит никто ничего не получит. Как сказал Путин, если украинцы не смогут заплатить, вместо них придется выложить деньги европейцам.

Даже при поставках российского газа украинскую экономику будет ждать сильный спад (-10% по итогам года), курс валюты обваливается, а уровень жизни снижается. Борьба с коррупцией, восстановление экономики с опорой на рынок (при том, что на сепаратистские регионы приходится в общей сложности седьмая часть ВВП страны) и переустройство пораженных клиентелизмом институтов — такими будут приоритетные задачи сформированного после ближайших выборов правительства.

Усиление радикалов


Нестабильность на востоке порождает все более резкие заявления в политических дебатах. Наиболее радикальные партии могут набрать немало голосов на выборах, а на киевских улицах вновь происходят стычки.

Как бы то ни было, президентский «Блок Петра Порошенко» с его компромиссным политическим курсом все же должен добиться победы. Порошенко смог собрать под своим началом активистов гражданского общества, военных, которых представляют героями войны с сепаратистами (они есть во всех избирательных списках), представителей олигархов, региональных баронов и даже бывших членов партии Виктора Януковича. Он объединился с партией УДАР бывшего боксера Виталия Кличко, который в обмен получил кресло киевского мэра. Кроме того, президент подписал договор о ненападении с правой партией «Свобода» и, как отмечают некоторые источники, Народным фронтом нынешнего премьер-министра Арсения Яценюка, который придерживается более жесткой позиции по отношению к Москве, по крайней мере, официально.

Ему также нужно оттеснить в тень партию «Батькивщина» Юлии Тимошенко и ультраправую Радикальную партию Олега Ляшко, который начал сомнительную кампанию с бросанием политических противников в мусорные баки. На выборах 26 октября Радикальная партия может занять второе место после Блока Петра Порошенко. Всего в выборах принимают участие 29 объединений, однако для попадания в Раду необходимо получить не менее 5% голосов.

В будущем президенту Порошенко придется привести к единому знаменателю разнонаправленные интересы сторонников, найти разумный компромисс с Москвой (и при этом не навлечь на себя обвинения в предательстве национальных интересов), а также провести затребованные Европой реформы, не поддавшись на шантаж Владимира Путина, который так и не смог смириться с независимостью Украины...